Выступление Президента Обамы на сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций

28 сентября 2015 г.

<…> Семьдесят лет спустя после основания Организации Объединенных Наций стоит подумать о совместных достижениях членов этой организации.

Памятуя об испепеляющих событиях Второй мировой войны, будучи свидетелями немыслимой мощи атомного века, Соединенные Штаты, совместно со многими государствами-членами Ассамблеи, стремятся предотвратить Третью мировую войну, заключая союзы с бывшими противниками, поддерживая постоянное появление сильных демократий, подотчетных своему народу, а не какой-либо иностранной державе, а также выстраивая международную систему, при которой те, кто идет на конфликт вместо сотрудничества, несут за это последствия, и которая признает достоинство и равенство всех народов.

Над этим мы работали семь десятилетий. Это идеал, к которому всеми силами стремится наша организация. Конечно, много раз мы все вместе терпели неудачи на этом пути. За семь десятилетий страшные конфликты унесли бессчетные жертвы. Однако мы продолжали двигаться вперед, медленно, но неуклонно, стремясь создать систему международных норм и правил – более совершенных, более действенных и более последовательных. <…>

И все же сегодня мы собрались здесь, зная, что прогресс человечества никогда не развивается по прямой, что наша работа еще далека от завершения и что существуют опасные течения, которые пытаются оттолкнуть нас назад, в более темный и хаотичный мир.

Сегодня мы являемся свидетелями краха власти диктаторов и хрупких государств, порождающего конфликты и выталкивающего за границу огромное число ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей. Вакуум власти заполняют жестокие террористические сети. Технологии, дающие людям новые возможности, теперь также служат тем, кто распространяет дезинформацию, подавляет инакомыслие и радикализирует нашу молодежь. Глобальные потоки капитала способствуют росту и инвестициям, но при этом повышают опасность распространения заразы, ослабляют позиции работников на рынке труда и ускоряют возникновение неравенства. <…>

Как президент Соединенных Штатов, я помню об опасностях, с которыми мы сталкиваемся; с них начинается каждое мое утро. Я руковожу самыми мощными в мире вооруженными силами, и без тени сомнения буду защищать свою страну и наших союзников, в одностороннем порядке и, если это понадобится, с применением силы.

Но здесь, перед вами, я хочу выразить свое глубокое убеждение, что мы, народы мира, не можем вернуться к старой политике конфликтов и принуждения. Мы не можем смотреть назад. Мы живем в интегрированном мире, в котором каждый из нас заинтересован в успехе другого. Мы не можем повернуть вспять силы интеграции. Ни одна нация на нашей Ассамблее не может оградить себя от угрозы терроризма, риска финансовых кризисов, потока мигрантов и опасности потепления планеты. Беспорядки, которые мы наблюдаем, вызываются не только соперничеством между государствами или влиянием той или иной идеологии. И если мы не сможем действовать общими силами более эффективно, никому из нас не удастся избежать последствий. <…>

После моего вступления в должность я четко обозначил, что нарушение Ираном Договора о нераспространении ядерного оружия создает угрозу одному из основных достижений ООН — режиму нераспространения ядерного оружия. Исходя из этого, Совет Безопасности ужесточил санкции против правительства Ирана, и многие государства вместе с нами приняли в них участие. Объединив усилия, мы продемонстрировали, что законы и соглашения — это не пустой звук.

Но мы также понимали, что цель санкций — не просто наказать Иран. Мы стремились проверить, сможет ли Иран изменить курс, принять ограничения и дать возможность миру убедиться, что его ядерная программа будет мирной. В течение двух лет Соединенные Штаты и наши партнеры — включая Россию и Китай — вели сложные переговоры. В результате был подписан долгосрочный всеобъемлющий договор, который позволяет предотвратить получение Ираном ядерного оружия, в то же время разрешая ему доступ к мирной энергетике. Полная реализация договора обеспечит укрепление международного режима нераспространения ядерного оружия, потенциальные военные действия будут предотвращены, и наш мир станет безопаснее. Это доказывает реальные возможности международной системы, когда она работает так, как это должно быть.

В своих ответных действиях на другие вызовы по всему миру мы также руководствуемся верностью принципам международного порядка. Рассмотрим аннексию Россией Крыма и ее последующую агрессию на востоке Украины. У Америки не так уж много экономических интересов в Украине. Мы признаем глубокие и сложные исторические связи между Россией и Украиной. Но мы не можем оставаться в стороне, когда суверенитет и территориальная целостность нации грубо нарушаются. Если то, что происходит в Украине, оставить без последствий, то же самое может случиться с любой нацией из числа представленных здесь. Именно этим обоснованы санкции, которые Соединенные Штаты и наши партнеры ввели в отношении России, а вовсе не стремлением вернуться к холодной войне.

Теперь в России подконтрольные государству средства массовой информации описывают эти события как пример возрождения России. К слову сказать, такое же мнение разделяет ряд американских политиков и комментаторов, которые всегда подозрительно относились к России и теперь, похоже, поверили что мы и вправду стоим на пороге новой холодной войны. И все же давайте посмотрим на результаты. Украинский народ как никогда ранее заинтересован в том, чтобы присоединиться к Европе, а не к России. Санкции привели к оттоку капитала, падению экономики, обвалу рубля и эмиграции высокообразованных россиян.

Представьте себе, что вместо этого Россия, желая защитить свои интересы, выбрала бы путь подлинной дипломатии и сотрудничества с Украиной и международным сообществом. Это было бы лучше не только для Украины, но также и для России, и для всего мира, и поэтому мы призываем урегулировать нынешний кризис таким путем, чтобы суверенная и демократическая Украина могла самостоятельно определять свое будущее и контролировать свою территорию. Не потому, что мы хотим изолировать Россию (мы к этому не стремимся), но потому, что нам нужна сильная Россия, которая будет вместе с нами работать над укреплением международной системы в целом. <…>

Я также считаю, что в новую эпоху мы должны быть достаточно сильными, чтобы признавать свои неудачи, когда они случаются. Политика Соединенных Штатов в отношении Кубы в течение 50 лет не смогла улучшить жизнь кубинского народа. Мы изменили политику. У нас по-прежнему существуют разногласия с кубинским правительством. Мы будем продолжать отстаивать права человека. Но мы решаем эти проблемы в рамках дипломатических и коммерческих отношений и за счет укрепления связей между людьми. Когда эти контакты дадут результат, я уверен, что наш Конгресс неизбежно снимет эмбарго, которое стало ненужным. (Аплодисменты). Конечно же, изменения на Кубе не произойдут в одночасье, но я уверен, что именно открытость, а не принуждение, поддержит реформы и обеспечит лучшую жизнь, которой заслуживает кубинский народ. И я также верю, что Куба непременно добьется успеха, если пойдет по пути сотрудничества с другими странами. <…>

Без сомнения, нам и дальше придется по всему миру иметь дело с государствами, которые отвергают уроки истории, с гражданскими беспорядками, пограничными спорами и межконфессиональными войнами, приводящими к возникновению террористических анклавов и гуманитарных катастроф. Там, где порядок полностью нарушен, мы должны действовать, однако мы будем сильнее, если будем действовать сообща.

Соединенные Штаты всегда будут вносить свою долю усилий в таких вопросах. Мы будем действовать, извлекая уроки из прошлого — не только в отношении Ирака, но также и на примере Ливии, где мы присоединились к международной коалиции по мандату ООН, чтобы предотвратить кровопролитие. Мы помогли ливийскому народу положить конец царствованию тирана, но наша коалиция могла и должна была сделать больше, чтобы заполнить возникший вакуум. Мы благодарны Организации Объединенных Наций за ее усилия по созданию правительства национального единства. Мы будем помогать любому законному правительству Ливии в его работе по объединению страны. Но нам следует также признать, что мы, как международное сообщество, должны более эффективно действовать в будущем, помогая государствам, которые находятся в бедственном положении, и не допускать их коллапса. <…>

Сирия является самым жестким испытанием нашей приверженности международному порядку. Когда диктатор убивает десятки тысяч граждан страны, это не внутренне дело данного государства: это порождает человеческие страдания в таких масштабах, которые затрагивают всех нас. Аналогичным образом, когда террористическая группа обезглавливает пленных, убивает невинных и порабощает женщин, — это не является проблемой национальной безопасности только для одной страны, это насилие над всем человечеством.

Я уже говорил ранее и повторю снова: с таким апокалиптическим культом, как ИГИЛ, нельзя мириться, и Соединенные Штаты считают необходимым использовать наши вооруженные силы в рамках широкой коалиции для борьбы с ним. Мы хотим уничтожить любые убежища для террористов, которые совершают эти преступления. Неустанно преследуя «Аль-Каиду» более десяти лет, мы продемонстрировали, что экстремистам не удастся взять над нами верх.

Однако, несмотря на то, что без военной мощи не обойтись, ее недостаточно, чтобы разрешить ситуацию в Сирии. Для достижения прочной стабильности необходимо, чтобы народ Сирии пришел к соглашению жить мирно. Соединенные Штаты готовы сотрудничать с любой нацией, включая Россию и Иран, чтобы добиться разрешения конфликта. Но мы должны признать, что после такого крупного кровопролития, таких массовых убийств, возврата к довоенному статус-кво быть не может.

Вспомним, как это начиналось. Асад отреагировал на мирные протесты усилением репрессий и убийствами, которые, в свою очередь, спровоцировали нынешнюю  вражду. Поэтому Асад и его союзники неспособны умиротворить подавляющее большинство населения, доведенного до отчаяния химическим оружием и беспорядочными бомбардировками. Да, реалистичный взгляд на вещи подсказывает, что нужен компромисс, чтобы прекратить боевые действия и, в конечном итоге, искоренить ИГИЛ. Но реалистичный подход также требует, чтобы Асад упорядоченным образом передал руководство новому лидеру и инклюзивному правительству, которое понимает необходимость положить конец хаосу, чтобы сирийский народ мог приступить к восстановлению.

Мы знаем, что ИГИЛу, возникшему из хаоса Ирака и Сирии, необходима нескончаемая война, чтобы выжить. Но мы также знаем, что они вербуют приверженцев на основе своей ядовитой идеологии. Поэтому часть нашей совместной работы состоит в том, чтобы искоренить экстремизм, заразивший слишком многих представителей нашей молодежи. Частью этих усилий должно быть полное неприятие мусульманами тех, кто искажает ислам, проповедуя нетерпимость и пропагандируя насилие. Кроме того, люди немусульманской веры должны освободиться от невежественных представлений, которые приравнивают ислам к террору. <…>

Простых ответов на изменения, которые происходят в большинстве стран Ближнего Востока и Северной Африки, не существует. Однако очень многие семьи нуждаются в помощи прямо сейчас, у них нет времени ждать. Поэтому Соединенные Штаты будут принимать еще больше беженцев. Поэтому же мы будем продолжать оставаться крупнейшим источником финансовой помощи для поддержки этих беженцев. И сегодня мы выдвигаем новые инициативы, дающие возможность нашим людям и нашим предприятиям, нашим университетам и нашим неправительственным организациям подключиться к оказанию помощи — потому что, глядя на страдающие семьи, наша нация иммигрантов видит себя.

Конечно, при прежней ментальности положение бесправных, положение беженцев, положение обездоленных не имело значения. Они находились на периферии вопросов, требующих решения мировым сообществом. Сегодня нашей заботой о них должна руководить не только совесть, но и личная заинтересованность. Ибо оказание помощи людям, которые поневоле оказались на обочине нашего мира, — это не просто благотворительность, это вопрос коллективной безопасности. И цель этой организации — не только избегать конфликтов, но также и стимулировать совместные действия, которые сделают жизнь на нашей планете лучше. <…>