Президент Обама об изменении политического курса США в отношении Кубы

БЕЛЫЙ ДОМ
Офис пресс-секретаря
Вашингтон (окр. Колумбия)
17 декабря 2014 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА
ОБ ИЗМЕНЕНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА В ОТНОШЕНИИ КУБЫ

Зал заседаний кабинета

ПРЕЗИДЕНТ: Добрый день. Сегодня Соединенные Штаты Америки меняют характер своих отношений с народом Кубы.

Осуществляя самые значительные изменения в нашей политике за более чем пятьдесят лет, мы откажемся от изжившего себя подхода, который на протяжении десятилетий не смог продвинуть наши интересы, и вместо него мы начнем процесс нормализации отношений между двумя нашими странами. С помощью этих изменений мы намерены создать больше возможностей для американских и кубинских граждан и начать новую главу в отношениях между государствами Западного полушария.

У отношений между Соединенными Штатами и Кубой сложная история. Я родился в 1961 году – спустя чуть более двух лет после того, как Фидель Кастро пришел к власти на Кубе, и всего через несколько месяцев после вторжения в заливе Кочинос, участники которого пытались свергнуть режим Кастро. В течение следующих нескольких десятилетий отношения между нашими странами разыгрывались на фоне холодной войны и непоколебимой оппозиции Америки к коммунизму. Нас разделяет чуть более 90 миль. Но год за годом крепли идеологические и экономические барьеры между нашими двумя странами.

Между тем община кубинских эмигрантов в Соединенных Штатах внесла огромный вклад в нашу страну – в политике и бизнесе, в культуре и спорте. Как и иммигранты, прибывшие в США до них, кубинцы помогли переделать Америку, несмотря на то, что они ощущали болезненную тоску по стране и родным, которых они покинули. Все это связало Америку и Кубу уникальными отношениями, одновременно как членов одной семьи и врагов.

В течение этих пяти десятилетий Соединенные Штаты с гордостью поддерживали демократию и права человека на Кубе. Мы делали это в первую очередь посредством стратегий, нацеленных на изоляцию острова, запрещая даже элементарные поездки и торговлю, которые открыты для американцев в отношении любой другой страны. И хотя такая политика исходила из лучших побуждений, ни одна другая страна не присоединилась к нам в осуществлении подобных санкций, и она мало повлияла на ситуацию, разве что дала кубинскому правительству основания для ввода ограничений в отношении народа своей страны. Сегодня Кубой по-прежнему правят братья Кастро и коммунистическая партия, пришедшие к власти полвека назад.

Ни американскому, ни кубинскому народам не приносит пользу жесткая политика, которая уходит своими корнями в события, произошедшие до того, как большинство из нас родились. Для сравнения отмечу, что мы уже более 35 лет поддерживаем отношения с Китаем – гораздо более крупной страной, в которой также правит коммунистическая партия. Почти два десятилетия назад мы восстановили отношения с Вьетнамом, где мы участвовали в войне, унесшей больше американских жизней, чем любая другая конфронтация во время холодной войны.

Именно поэтому, вступив в должность, я пообещал пересмотреть нашу политику в отношении Кубы. Вначале мы сняли ограничения на поездки американцев кубинского происхождения и на денежные переводы их родственникам на Кубе. Эти изменения, некогда вызывавшие споры, теперь кажутся очевидными. Ряд американцев кубинского происхождения, воссоединившись с родными, стали наилучшими послами для наших ценностей. И в результате этих обменов молодое поколение американцев кубинского происхождения все чаще ставит под сомнение подход, который сохраняет Кубу в изоляции от взаимосвязанного мира.

Хотя я был готов принять дополнительные меры уже в течение некоторого времени, на нашем пути стояло серьезное препятствие – противоправное лишение свободы на Кубе в течение пяти лет гражданина США и субподрядчика USAID Алана Гросса. На протяжении многих месяцев моя администрация вела переговоры с кубинским правительством по делу Алана и другим аспектам наших отношений. Его Святейшество Папа Римский Франциск лично обратился ко мне и к президенту Кубы Раулю Кастро с призывом решить дело Алана и принять во внимание интересы Кубы, освободив трех кубинских агентов, находившихся в тюрьме в Соединенных Штатах на протяжении более 15 лет.

Сегодня Алан вернулся домой и наконец-то воссоединился со своей семьей. Алан был освобожден кубинским правительством по гуманитарным соображениям. Одновременно в обмен на трех своих агентов Куба освободила одного из самых важных разведчиков, которых Соединенные Штаты когда-либо имели на Кубе. Он находился в тюремном заключении в течение почти двух десятилетий. Этот человек, о самоотверженном служении которого знали лишь немногие, передал Америке информацию, которая позволила нам арестовать целую сеть кубинских агентов, в том числе лиц, переданных сегодня Кубе, а также других шпионов в Соединенных Штатах. Он уже благополучно достиг наших берегов.

Добившись освобождения этих двух людей, многим пожертвовавших ради нашей страны, я теперь предпринимаю шаги, ставящие в основу нашей политики интересы народов обеих стран.

Во-первых, я поручил госсекретарю Керри немедленно начать переговоры с Кубой по восстановлению дипломатических отношений, которые были прерваны в январе 1961 года. В дальнейшем Соединенные Штаты вновь откроют посольство в Гаване, и высокопоставленные должностные лица посетят Кубу.

Там, где мы можем продвигать общие интересы, мы будем это делать – в таких областях, как здравоохранение, миграция, борьба с терроризмом, противодействие незаконному обороту наркотиков и ликвидация последствий стихийных бедствий. В самом деле, ранее мы уже видели преимущества сотрудничества между нашими странами. Кубинец Карлос Финли обнаружил, что комары являются переносчиками желтой лихорадки; его работа помогла Уолтеру Риду с ней бороться. Куба направила сотни медицинских работников в Африку для борьбы с Эболой, и я считаю, что американские и кубинские медики должны работать бок о бок, чтобы остановить распространение смертельной болезни.

В областях, по которым у нас есть разногласия, мы будем непосредственно поднимать эти вопросы – также как и проблемы, связанные с демократией и правами человека на Кубе. Но я считаю, что мы можем делать больше для поддержки кубинского народа и продвижения наших ценностей путем диалога. В конце концов, прошедшие 50 лет показали, что изоляция не принесла успеха. Пришло время для нового подхода.

Во-вторых, я поручил госсекретарю Керри пересмотреть решение о включении Кубы в список государств – спонсоров терроризма. В процессе пересмотра Госдепартамент будет руководствоваться фактами и законом. За последние несколько десятилетий терроризм изменился. Сейчас, когда мы сосредоточиваем внимание на угрозах, исходящих, в частности, от «Аль-Каиды» и ИГИЛ, государство, которое выполняет наши условия и отказывается от использования терроризма, не должно быть объектом подобных санкций.

В-третьих, мы предпринимаем шаги по расширению поездок, торговли и потока информации на Кубу и из Кубы. Это принципиально связано с вопросами свободы и открытости, а также отражает мою веру в силу контактов между людьми. После изменений, о которых я объявляю сегодня, американцам станет проще ездить на Кубу, и они смогут пользоваться там кредитными и дебетовыми картами США. Никто не представляет ценности Америки лучше, чем американцы, и я считаю, что такие контакты, в конечном итоге, сделают многое для расширения прав и возможностей кубинского народа.

Я также считаю, что кубинцы должны получать более широкий доступ к ресурсам. Поэтому мы значительно увеличиваем объем денежных средств, разрешенных к переводу на Кубу, и снимаем ограничения с денежных переводов, которые поддерживают гуманитарные проекты, кубинский народ, а также нарождающийся кубинский частный сектор.

Я считаю, что американские компании не следует ставить в невыгодное положение и что расширение торговли полезно для американцев и для кубинцев. Поэтому мы будем способствовать осуществлению разрешенных транзакций между Соединенными Штатами и Кубой. Финансовым учреждениям США будет разрешено открывать счета в кубинских финансовых учреждениях. И американским экспортерам будет проще продавать товары на Кубе.

Я верю в свободный поток информации. К сожалению, наши санкции против Кубы лишали кубинцев доступа к технологиям, которые наделяют людей возможностями по всему миру. Поэтому я разрешил расширить каналы телекоммуникаций между Соединенными Штатами и Кубой. Компании смогут продавать товары, которые позволят кубинцам общаться с Соединенными Штатами и другими странами.

Таковы шаги, которые я могу предпринять как президент, чтобы изменить нынешнюю политику. Эмбарго, действующее в течение десятилетий, в настоящее время закреплено законодательно. По мере осуществления изменений я намереваюсь начать открытую и серьезную дискуссию с Конгрессом об отмене эмбарго.

Вчера я провел беседу с Раулем Кастро, чтобы окончательно согласовать освобождение Алана Гросса и обмен заключенными и описать наши следующие шаги. Я ясно изложил свое глубокое убеждение в том, что кубинское общество страдает от ограничений в отношении граждан страны. В дополнение к возвращению Алана Гросса и освобождению нашего разведчика мы приветствуем решение Кубы освободить значительное число заключенных. Вопрос об их делах непосредственно поднимался моей командой в ходе контактов с кубинским правительством. Мы приветствуем решение Кубы открыть своим гражданам более широкий доступ к интернету и расширить диалог с международными организациями, такими как Организация Объединенных Наций и Международный комитет Красного Креста, которые содействуют укреплению общечеловеческих ценностей.

Но я не питаю иллюзий по поводу сохраняющихся препятствий на пути к свободе для рядовых кубинцев. Соединенные Штаты считают, что никто из граждан Кубы не должен подвергаться травле, или аресту, или избиению лишь потому, что они осуществляют всеобщее право на то, чтобы их голоса были услышаны, и мы будем продолжать поддерживать гражданское общество Кубы. Хотя Куба провела реформы, направленные на постепенное открытие своей экономики, мы по-прежнему считаем, что кубинские работники должны иметь возможность свободно создавать профсоюзы, а граждане страны должны иметь возможность свободно участвовать в политическом процессе.

Кроме того, учитывая историю Кубы, я предвижу, что ее внешняя политика в определенные моменты будет и дальше резко расходиться с американскими интересами. Я не ожидаю, что изменения, о которых я объявляю сегодня, приведут к мгновенной трансформации кубинского общества. Но я считаю, что в XXI веке мы можем делать больше для поддержки кубинского народа и продвижения наших ценностей путем диалога.

Тем, кто выступает против шагов, о которых я объявляю сегодня, позвольте мне сказать, что я с уважением отношусь к вашим убеждениям и разделяю вашу приверженность делу свободы и демократии. Вопрос в том, какими средствами мы можем реализовать нашу приверженность. Я не считаю, что мы можем делать одно и то же пятьдесят с лишним лет и ожидать другого результата. Кроме того, попытки подтолкнуть Кубу к краху не отвечают ни интересам Америки, ни интересам кубинского народа. Даже если бы этот подход сработал (чего не произошло за 50 лет), мы знаем из трудного опыта, что вероятность достижения прочных преобразований в стране более высока, если ее гражданам не приходится жить в обстановке хаоса. Призываем Кубу высвободить потенциал 11 миллионов кубинцев, отменив ненужные ограничения на их политическую, общественную и экономическую деятельность. Точно так же мы не должны допустить, чтобы американские санкции утяжеляли бремя, лежащее на плечах кубинских граждан, которым мы стремимся помочь.

Америка протягивает руку дружбы кубинскому народу. Некоторые из вас смотрят на нас как на источник надежды, и мы будем продолжать являться маяком свободы. Другие видят в нас бывших колонизаторов, вынашивающих цель установления контроля над вашим будущим. Хосе Марти как-то сказал: «Свобода – это право каждого человека быть честным». Сегодня я честен с вами. Мы никогда не сможем стереть историю наших отношений, но мы считаем, что вы должны иметь возможность жить с достоинством и правом на самоопределение. У кубинцев есть поговорка о повседневной жизни: No es facil – «Это нелегко». Сегодня Соединенные Штаты хотят быть партнером и немного облегчить жизнь простых кубинцев, чтобы она была более свободной, более успешной.

Тех, кто поддерживает эти меры, я благодарю за то, что они являются партнерами в наших усилиях. В частности, я хочу поблагодарить Его Святейшество Папу Франциска, чей нравственный пример показывает нам важность стремления сделать мир таким, каким он должен быть, не желая мириться с тем, каким он является; правительство Канады, на чьей территории состоялись наши переговоры с кубинским правительством; и двухпартийную группу конгрессменов, которые неустанно работали над освобождением Алана Гросса, а также над выработкой нового подхода к продвижению наших интересов и ценностей на Кубе.

Наконец, наш сдвиг в политике по отношению к Кубе наступает в период обновления руководства в Западном полушарии. Мы готовы к тому, чтобы в апреле следующего года Куба присоединилась к другим государствам полушария на Саммите Америк. Но мы будем стремиться привлекать гражданское общество, с тем чтобы наше будущее определяли сами граждане, а не только лидеры. И я призываю всех моих коллег-лидеров наполнить содержанием свою приверженность демократии и правам человека, составляющим самую сердцевину Межамериканской хартии. Давайте оставим позади наследие как колонизации, так и коммунизма, тирании наркокартелей, диктаторов и фиктивных выборов. Обеспечить в будущем более прочный мир, безопасность и демократическое развитие станет возможно, если мы будем работать вместе – не для удержания власти, не для преследования узких интересов, а для осуществления чаяний наших граждан.

Дорогие сограждане, город Майами находится всего лишь примерно в 200 милях от Гаваны. Многие тысячи кубинцев перебрались в Майами – на самолетах и самодельных плотах; некоторые из них мало чем обладали, кроме рубашки на теле и надежды в сердце. Сегодня Майами часто называют столицей Латинской Америки. Но это также глубоко американский город – место, которое напоминает нам о том, что идеалы значат больше, чем цвет нашей кожи или обстоятельства нашего рождения; это демонстрация того, чего может достичь кубинский народ, и открытости Соединенных Штатов в отношении нашей семьи к югу. Todos somos Americanos.

Перемены даются нелегко – и в нашей собственной жизни, и в жизни страны. И они даются еще сложнее, когда мы несем на наших плечах тяжелый груз истории. Но сегодня мы осуществляем эти перемены, потому что это правильно. Сегодня Америка решает освободиться от оков прошлого, чтобы достичь лучшего будущего – для кубинского народа, для американского народа, для всего нашего полушария и для всего мира.

Благодарю вас. Да благословит вас Бог, и да благословит Бог Соединенные Штаты Америки.

Read more: http://iipdigital.usembassy.gov/st/russian/texttrans/2014/12/20141219312290.html#ixzz3xGa6W200