Казахстан: Доклад о свободе вероисповедания за 2021 год

Основные положения

Согласно Конституции,  страна утверждает себя светским государством и предусматривает свободу религии и убеждений, а также свободу отказываться от религиозной принадлежности. Комитет по делам религий (КДР), входящий в состав Министерства информации и общественного развития (МИОР), отвечает за вопросы религии. По сообщениям местных и международных наблюдателей, власти продолжали применять ограничения и  усиленный контроль в отношении «нетрадиционных» по мнению правительства религиозных объединений, включая мусульман, принадлежащих к течениям ислама, отличным от официально признанного суннитского ханафитского мазхаба, и нелютеранских протестантских групп. По словам наблюдателей, власти продолжали подвергать аресту, задержанию и лишению свободы лиц в связи с их религиозными верованиями или принадлежностью; препятствовать отправлению  религиозных обрядов незарегистрированными объединениями; ограничивать свободу собраний с целью мирной религиозной деятельности, публичное проявление религиозных верований, исповедание верований и традиций, включая ношение религиозной одежды; криминализировать высказывания, «разжигающие религиозную рознь»; ограничивать прозелитизм; ограничивать публикацию и распространение религиозной литературы; подвергать цензуре материалы религиозного содержания. Наблюдатели заявили, что правительство также ограничивало приобретение или использование помещений для богослужений и иных религиозных целей. Власти продолжали вторгаться в места проведения богослужений, преследовать людей за «незаконную миссионерскую деятельность» и отказывать в регистрации некоторым религиозным объединениям. Некоторые группы религиозных меньшинств столкнулись с попытками местных властей конфисковать их имущество. Власти задержали и оштрафовали членов христианских, мусульманских групп и Общества сознания Кришны за исповедование своей веры способами, которые, по мнению властей, нарушали религиозные нормы. 29 декабря власти приняли законодательные поправки, которые снизили некоторые требования к религиозным организациям, но религиозные группы заявили, что по-прежнему считают многие из оставшихся требований обременительными и ненужными. Поправки последовали за июньским указом Президента, который включал поручения по упрощению порядка регистрации религиозных объединений. В сентябре и октябре власти еще на один год продлили  статус беженца четырем этническим казахам-мусульманам, гражданам Китая, которые пересекли границу Синьцзян-Уйгурского автономного района. Такое решение было основано на реальных опасениях преследований в том случае, если все четверо вернутся в Китай.  

По словам наблюдателей и представителей групп религиозных меньшинств, частные и государственные средства массовой информации продолжали в своих статьях или передачах дискредитировать религиозные меньшинства, которые они считают «нетрадиционными», включая Свидетелей Иеговы и Церкви саентологии. По сообщениям неправительственных организаций (НПО) и представителей научных кругов, члены некоторых религиозных объединений, в том числе мусульмане, носящие головные уборы и другие предметы одежды, идентифицирующие их как представителей определенной религии, а также некоторые христианские группы, в том числе евангелисты, баптисты и Свидетели Иеговы по-прежнему сталкиваются с предвзятым отношением и  дискриминацией со стороны общества.

Посол США и другие должностные лица правительства США взаимодействовали с властями, призывая их уважать свободу вероисповедания, в том числе путем привлечения внимания к конкретным случаям и проведения постоянных и регулярных диалогов с МИОР и КДР. В рамках этого диалога официальные лица США обсуждали предложенные властями изменения в законы страны, регулирующие религиозную практику. Они также выражали обеспокоенность в отношении ограничения свободы вероисповедания действующими законом о религии, уголовным и административным кодексами, особенно в части уголовного преследования за мирные религиозные высказывания и совершение молитвенных обрядов без регистрации, а также цензуры религиозной литературы. Члены двусторонней Рабочей группы Казахстана и Соединенных Штатов по вопросам свободы вероисповедания на виртуальной встрече в июне обсудили сотрудничество с целью предоставления каждому человеку в стране свободы религиозной практики . Должностные лица правительства США поддерживали связи с широким кругом религиозных общин и защитников свободы вероисповедания. Сотрудник посольства принял участие в многоконфессиональном семинаре, организованном базирующимися в США межконфессиональными НПО, МИОР, КДР и Ассоциацией религиозных объединений Казахстана, в которую входят многие протестантские группы, признанные властями «нетрадиционными».  Семинар был направлен на продвижение большей религиозной терпимости в стране.  Кроме того, посольство проводило кампании в социальных сетях, призывая к уважению свободы вероисповедания.

Раздел I. Религиозная демография

По оценкам правительства США, общая численность населения страны составляет 19,2 миллиона человек (по состоянию на середину 2021 года).  Согласно результатам последней переписи населения, проведенной в 2009 году, 96,7% населения исповедуют религию. Согласно результатам исследования КДР в 2019 году, 92,8% населения считают себя религиозными.  По данным переписи 2009 года, примерно 70% верующих составляют мусульмане, большая часть которых придерживается ханафитского мазхаба суннизма. Другие исламские группы включают суннитов ханафитского мазхаба, шиитов, суфиев и мусульман ахмадийской общины.

Согласно данным переписи населения 2009 года, христиане составляют 26% верующих, подавляющее большинство которых относится к русской православной церкви. Среди христиан также есть представители римско- и греко-католических церквей, лютеране, пресвитерианцы, адвентисты седьмого дня, методисты, менониты, пятидесятники, баптисты, Свидетели Иеговы, прихожане Церкви Иисуса Христа Святых последних дней и члены Федерации семей за объединение и мир во всем мире (Церковь объединения). Этнические казахи и другие центральноазиатские этнические группы в большинстве своем считают себя мусульманами, а этнические русские и украинцы относят себя к христианам.

Другие религиозные объединения, которые в общей сложности составляют менее 5% верующих, включают иудеев, буддистов, членов Международного общества сознания Кришны, бахаитов и сайентологов. 

Согласно исследованию, проведенному в 2019 году правительственным аналитическим центром, неверующие или атеисты составляют 18,8 процента населения.

Раздел II.  Соблюдение государством принципа свободы вероисповедания

Правовая основа 

Согласно Конституции,  страна утверждает себя светским государством и предусматривает свободу религии и убеждений, а также свободу отказываться от религиозной принадлежности. Реализация этих прав может быть ограничена только действием законов и исключительно в пределах, необходимых для защиты конституционного строя, общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. Согласно Конституции, у каждого есть право следовать своим религиозным и иным убеждениям, принимать участие в религиозной деятельности и распространять свои убеждения. На практике же этими правами могут пользоваться только зарегистрированные или «традиционные» религиозные объединения. Закон не содержит определения «традиционных» религиозных объединений, но таковыми принято считать суннитов ханафитского мазхаба, православных христиан, католиков, лютеран и иудаистов.

МИОР и входящий в его состав КДР регулируют вопросы осуществления религиозной практики в стране. Согласно законодательству, МИОР отвечает за формирование и реализацию государственной политики в области религии, способствует взаимодействию между государством и гражданским обществом. Также рассматривает возможные нарушения законодательства в области религиозной деятельности и экстремизма.  МИОР занимается законотворчеством и нормотворчеством, анализирует религиозные материалы и принимает решения о цензуре.  Все религиозные объединения обязаны предварительно предоставлять на утверждение религиозные материалы перед их распространением. Однако поправки к закону «О религии и религиозной деятельности», подписанные Президентом Касым-Жомартом Токаевым 29 декабря, освобождают зарегистрированные религиозные группы от этого требования.  МИОР в сотрудничестве с правоохранительными органами налагает запреты на религиозные объединения и санкции на физические лица, нарушающие законодательство о религиозной деятельности, координирует деятельность местных органов исполнительной власти в регулировании религиозных практик, а также дает официальное толкование законов о религиозной деятельности.

Законодательство о противодействии терроризму содержит требование к религиозным организациям обеспечивать защиту культовых сооружений от потенциальных террористических атак, и у властей есть право применять меры в отношении религиозных организаций, нарушающих это требование.  Согласно закону, государство не вправе вмешиваться в выбор религиозных верований или принадлежности граждан или жителей, за исключением случаев, когда такие верования направлены против конституционного строя, суверенитета или территориальной целостности.

Уголовным и административным кодексами предусмотрены наказания за несанкционированную религиозную деятельность, под которой подразумеваются организация и участие в деятельности незарегистрированных религиозных объединений, участие в религиозной деятельности за пределами специально отведенных мест, нелицензированное распространение религиозных материалов или обучение священнослужителей, торговля религиозной литературой без разрешения государства или в местах, не утвержденных государством, а также обсуждение религии с целью привлечения новых адептов без обязательной регистрации миссионерской деятельности. Уголовные наказания за такую деятельность включают лишение свободы на срок до семи лет и штрафы в размере до 20 419 000 тенге (46 700 долларов США).  За менее серьезные нарушения местный прокурор и судья могут налагать административные штрафы без дальнейшего судебного разбирательства.  Административные наказания включают задержание на срок до 30 суток и штрафы в размере до 583 400 тенге (1300 долларов США) для физических лиц, 875 100 тенге (2000 долларов США) для должностных лиц и 1 458 500 тенге (3300 долларов США) для организаций.  Поправки к закону «О религии и религиозной деятельности», подписанные Президентом Токаевым 29 декабря, вводят уведомительную систему вместо ранее необходимой разрешительной системы для религиозных организаций, участвующих в деятельности вне молитвенных домов.  

Уголовным кодексом запрещается «разжигание религиозной розни», в  которую входит «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии и [иным] признакам».  Уголовным преступлением также считается создание и руководство социальными институтами, провозглашающими религиозную нетерпимость или исключительность, что наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Законодательство о противодействии экстремизму, действующее в отношении религиозных объединений и иных организаций, дает государству право по собственному усмотрению выявлять и объявлять любые группы «экстремистскими организациями», налагать запрет на деятельность групп и привлекать к уголовной ответственности за членство в запрещенных организациях.  В законе понятие «экстремизм» определяется как организация или совершение деяний с целью насильственной смены конституционного строя, нарушения суверенитета или территориальной целостности страны, подрыв национальной безопасности, насильственный захват или удержание власти, вооруженный мятеж, разжигание этнической, религиозной или иной формы социальной розни, сопровождающееся призывами к насилию или отправление религиозных обрядов с риском для безопасности или здоровья.  Экстремистская организация — это «юридическое лицо, объединение физических и (или) юридических лиц, осуществляющие экстремизм и  признанные судом экстремистскими».  В законодательстве представлен оптимизированный порядок судопроизводства по признанию группы «террористической» или «экстремистской», в соответствии с которым, время необходимое суду для рассмотрения и вынесения решения сокращено до 72 часов.  После признания деяния правонарушением в суде,  закон позволяет чиновникам незамедлительно аннулировать регистрацию организации, прекратив таким образом ее легальное существование, и конфисковать ее имущество.  Прокуратура вправе проводить ежегодные инспекции любых групп, зарегистрированных в государственных органах, на предмет соблюдения всех применимых законов.

В стране насчитывается 22 религиозные организации, официально запрещенные в соответствии с законодательством о противодействии экстремизму.  Большинство запрещенных организаций придерживаются иной формы ислама, чем официально признанная ханафитская школа суннитского ислама.  К запрещенным организациям относятся «Хизб ут-Тахрир», «Талибан», Народный Конгресс Курдистана, Исламское движение Восточного Туркестана, «Братья-мусульмане» и Общество социальных реформ, а также террористические организации, такие как «Исламское государство Ирака и Сирии» и «Исламское движение Узбекистана».  

Согласно законодательству о противодействии терроризму, Министерство финансов может заморозить финансовые счета лиц, осужденных за преступления, связанные с терроризмом или экстремизмом.

Кодекс об административных правонарушениях запрещает  «распространение вероучения не зарегистрированных [в стране] религиозных объединений», и данное правонарушение наказывается штрафом в размере 252 500 тенге (580долл. США).  Иностранец или лицо без гражданства, признанное виновным, может также подлежать депортации. 

Религиозная организация может иметь статус республиканской, областной или местной. Для регистрации на местном уровне организации необходимо направить заявку в Министерство юстиции с перечнем имен и адресов не менее 50 учредителей.  Религиозные организации вправе осуществлять свою деятельность только в пределах той географической местности, где они зарегистрированы, если у них недостаточно членов для регистрации на областном или республиканском уровне.  Для регистрации областной организации необходимо наличие не менее двух местных организаций, расположенных в разных районах, и в каждом местном объединении должно быть не менее 500 членов.  Для республиканской регистрации требуется наличие не менее 5 000 членов в общей сложности и как минимум по 300 членов в каждой из 14 областей и городах Нур-Султан, Алматы и Шымкент.  Право на открытие образовательных учреждений для обучения священнослужителей есть только у объединений, зарегистрированных на республиканском и областном уровне. 

По закону власти могут отказать религиозным объединениям в регистрации по причине недостаточного количества членов или несоответствия устава религиозного объединения закону страны, выявленного в ходе анализа КДР. В соответствии с административным кодексом за участие, руководство или финансирование незарегистрированных, запрещенных религиозных объединений, а также религиозных объединений, деятельность которых была приостановлена, физические лица несут ответственность в виде штрафа в размере 126 250 тенге (290 долл. США) и 505 000 тенге (1 200 долл. США).

Административный кодекс предусматривает  штраф в размере 505 000 тенге (1 200 долл. США) и приостановление деятельности зарегистрированных объединений на три месяца за проведение собраний в помещениях, не предназначенных для данных целей; ввоз, производство или распространение религиозных материалов, не одобренных КДР; систематическую деятельность, противоречащую уставу и подзаконным актам, в соответствии  с которыми объединение было зарегистрировано; строительство культовых сооружений без разрешения; собрания или благотворительные мероприятия в  нарушение закона; или иные нарушения конституции или законодательства.  Частные лица, участвующие в такой деятельности, несут ответственность в виде штрафа в размере 126 250 тенге (290 долл. США). Полиция может выписывать такие штрафы без обращения в суд.  Назначение таких штрафов может быть обжаловано в суде.

Если какая-либо организация, ее руководители или члены занимаются деятельностью, не указанной в уставе, им выписывается предупреждение, штраф в размере 252 500 тенге (580 долл. США) или и то, и другое. Согласно административному кодексу, если аналогичное правонарушение будет допущено повторно в течение одного года, данное юридическое лицо подлежит штрафу в размере 378 750 тенге (870 долл. США) и приостановлению деятельности на срок от трех до шести месяцев.

Согласно административному кодексу, если религиозное объединение участвует в запрещенной деятельности или не устранило нарушения, приведшие к приостановлению деятельности, должностное лицо или руководитель организации подвергается штрафу в размере 505 000 тенге (1 200 долл. США), юридическое лицо также подвергается штрафу в размере 1 262 500 тенге (2 900 долл. США) и на его деятельность налагается запрет на неопределенный срок.

Закон наделяет местные власти полномочиями «координировать» выбор места для проведения религиозных мероприятий за пределами культовых зданий и сооружений.  По закону религиозная деятельность может быть осуществлена в жилых помещениях при условии, что организаторы учитывают «права и интересы соседей». Иногда власти истолковывают это положение как требование о получении разрешения от соседей.

Власти запрещают лицам, не заплатившим штрафы, в том числе тем, не заплатившим штрафы за нарушение законодательства о религии , выезжать из страны.

Законом запрещены принуждение к обращению в другую веру или принуждение к участию в деятельности религиозного объединения или отправлению религиозных обрядов. Кроме того, законом запрещена деятельность религиозных организаций, связанная с насилием в отношении граждан, либо иным образом наносящая вред здоровью или нравственности граждан и жителей страны, приводящая к недобровольному расторжению брака или обрыву семейных связей, нарушению прав и свобод человека. Закон также запрещает действия, которые вынуждают граждан уклоняться от исполнения «обязанностей, предусмотренных конституцией и законодательством», но определение этих обязанностей подлежит широкому толкованию властями. Законом запрещены методы обращения в веру, использующие зависимость потенциальных новообращенных от благотворительной помощи.  Более того, законом запрещено принуждение к участию в религиозной деятельности с применением шантажа, насилия, угрозы насилия или физической угрозы. 

В законе указано, что если заключенный нуждается в помощи священнослужителя для проведения религиозного ритуала, то данное лицо вправе пригласить священнослужителя из официально зарегистрированного религиозного объединения в исправительное учреждение, при этом организация доступа должна соответствовать внутренним правилам места заключения. Запрещается возведение зданий (сооружений) культа на территориях исправительных учреждений. По закону религиозные организации наделены правом участия в мониторинге мест лишения свободы, включая создание и реализацию программ по усовершенствованию исправительной системы, а также разработку и публичное обсуждение законопроектов и проектов нормативных документов, относящихся к системе исполнения наказаний. Религиозные объединения могут определять, предоставлять, распределять и отслеживать использование гуманитарной, социальной, правовой и благотворительной помощи заключенным. Они могут оказывать и другие виды помощи органам системы исполнения наказания в рамках закона. В соответствии с законодательством, заключенные вправе обладать религиозной литературой, но она должна быть одобрена религиоведческой экспертизой КДР. Закон не определяет квалификацию, необходимую для религиоведа.

В законе «религиозный туризм» определяется как «вид туризма, предполагающий совершение паломничества и ритуалов в стране (месте) временного пребывания», и по закону за его регулирование отвечает МИОР. МИОР и Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК) суннитской ветви ханафитского мазхаба, религиозное НПО созданное государством, возглавляемой Главным муфтием Алматы и включающей сотрудников КДР, отвечают за контроль над процессом совершения хаджа или иных поездок для выполнения религиозных ритуалов физическими лицами. Государство требует, чтобы каждую группу сопровождали специально отобранные гиды и имамы, и утверждает, что эти нормы разработаны для профилактики вербовки паломников экстремистскими религиозными группировками.

Проведение религиозных церемоний в зданиях государственных учреждений, включая военные и правоохранительные органы, запрещено законом.

В законе указано, что производство, публикация и распространение религиозной литературы и информационных материалов религиозного содержания возможны только после положительного заключения экспертизы КДР. Ввоз религиозных материалов для личного пользования разрешен только в единственном экземпляре, и в данном случае он освобождается от религиозной экспертизы КДР.   

Кроме того, в законе указано, что государство не вправе вмешиваться в осуществление родителями прав по воспитанию детей в соответствии со своими религиозными убеждениями, если только суд или соответствующее государственное должностное лицо  установит, что такое воспитание  наносит вред здоровью ребенка и  нарушает его права.

Закон требует от организаций «принимать меры к недопущению вовлечения или участия несовершеннолетних в деятельности религиозного объединения при возражении одного из родителей несовершеннолетнего или иных его законных представителей».  Законом запрещена религиозная деятельность, включая обращение в религию, в детских рекреационных, спортивных, творческих и иных досуговых организациях, лагерях или санаториях.  Пределы ответственности организации по профилактике вовлечения несовершеннолетних в религиозную деятельность конкретно не описаны и не получили дальнейшей конкретизации со стороны органов власти.

Законом запрещено религиозное образование в государственных школах, колледжах или университетах. Кроме того, запрещено домашнее обучение, обусловленное религиозными соображениями.  Религиозное образование разрешается законом в свободное от школы время в качестве дополнительного обучения при условии, что оно проводится зарегистрированным религиозным объединением. Существует указ, обязывающий учеников школ носить школьную форму, соответствующую светскому характеру образования, и исключающий ношение каких-либо предметов одежды, которые могут указывать на религиозную принадлежность, например, покрывающих голову.

Законом о выборах запрещается создание политических партий по  религиозному признаку.

Уголовным кодексом запрещено создание, руководство или активное участие в религиозных или общественных объединениях, деятельность которых связана с «насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей, а также с созданием или руководством партией на религиозной основе». В соответствии с кодексом, такие деяния наказываются штрафом в размере до 15,2 млн тенге (34 800 долл. США) или лишением свободы  сроком до шести лет.

Иностранец, направляющийся в страну для осуществления миссионерской или иной религиозной деятельности, должен получить миссионерскую или религиозную визу. Эти визы позволяют лицу находиться в стране до шести месяцев с возможностью продления срока еще на шесть месяцев. Для получения миссионерской визы у заявителя должно быть приглашение от религиозного объединения, официально зарегистрированного в стране.  Письмо-приглашение должно быть согласовано с КДР. Каждый раз при подаче заявки на визу кандидаты должны получать согласие от КДР. КДР вправе отклонять заявки на миссионерскую визу на основании негативной оценки экспертами- религиоведами комитета, либо если комитет считает, что миссионеры могут представлять угрозу для конституционного строя, прав и свобод граждан, либо здоровью или нравственности человека.  Согласно Конституции, иностранные религиозные объединения должны осуществлять свою деятельность, в том числе назначать глав местных общин, «по согласованию с соответствующими государственными учреждениями», в частности, с КДР и Министерством иностранных дел. Иностранцы не имеют права регистрировать религиозные объединения.

Местные и иностранные миссионеры обязаны ежегодно регистрироваться в местных исполнительных органах областей или городов Нур-Султан, Алматы и Шымкент и предоставлять информацию о своей конфессиональной принадлежности, территории предполагаемой миссионерской деятельности и периоде ее осуществления. Миссионеры обязаны прилагать к своей заявке на регистрацию всю литературу и прочие материалы, предназначенные для использования в миссионерской работе. Использование материалов, не прошедших экспертизу в процессе регистрации, считается незаконным.  Чтобы работать от лица спонсирующей религиозной организации, миссионер должен предъявить документы о регистрации и доверенность от данной религиозной организации. Местные исполнительные органы областей или  городов Нур-Султан, Алматы и Шымкент вправе отказать в регистрации миссионеров, чья деятельность «представляет угрозу конституционному строю, общественному порядку, правам и свободам человека, здоровью и нравственности населения».

Закон не предусматривает права на отказ от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, однако священнослужители признанных  религиозных организаций, включая Свидетелей Иеговы, могут быть освобождены от прохождения обязательной воинской службы. 

Страна является участником Международного пакта о гражданских и политических правах.

Действия властей

Согласно международной НПО по свободе вероисповедания «Форум 18», 24 мусульманина-суннита отбывали различные сроки тюремного заключения в связи с их религиозной деятельностью или религиозными убеждениями, столько же, сколько и в 2020 году. Восемь других лиц отбывали наказание в виде ограничения свободы, включающее пробацию и общественные работы; такие приговоры могут также включать наложенные судом ограничения на свободу передвижения. Шестнадцати лицам, отбывшим сроки тюремного заключения, запретили заниматься религиозной деятельностью.

Представители гражданского общества сообщили о некоторых лицах, чьи банковские счета остаются заблокированными, несмотря на то, что они отбыли сроки тюремного заключения или наказания в виде ограничения свободы. По сообщению «Форума 18», власти, как правило, включали имена осужденных по обвинениям в терроризме или экстремизме в список лиц, «связанных с финансированием терроризма или экстремизма», который ведется Министерством финансов, в связи с чем их банковские счета замораживались. Их родственники часто узнавали о том, что счет заблокирован, уже придя в банк. «Форум 18» сообщил, что членам семей разрешалось снимать со счетов небольшие суммы, если у них не было других источников дохода.

11 мая полиция арестовала восемь человек, которые в течение 93 дней протестовали перед консульством Китайской Народной Республики (КНР) в Алматы, где они выступали в защиту родственников этнических казахов-мусульман, задержанных в Синьцзяне. 23 сентября власти арестовали и впоследствии оштрафовали 10 членов группы, когда демонстранты мирно держали плакаты у посольства КНР в Нур-Султане. Те же 10 человек были  задержаны и снова оштрафованы при выходе из съемной квартиры в Нур-Султане 1 октября, в национальный праздник КНР. Ежедневные акции протеста продолжались в Алматы до конца года.

По сообщениям Свидетелей Иеговы, некоторые члены этой общины, отказывавшиеся от прохождения военной службы по религиозным соображениям, столкнулись с трудностями в плане освобождения от службы, хотя впоследствии во всех случаях их дела были урегулированы в процессе диалога с властями. Свидетели Иеговы рассказали о том, что вначале сотрудники местного военкомата сочли справку, выданную призывникам религиозной общиной, недостаточным основанием для их освобождения от военной службы. После этого представители общины предоставили дальнейшие разъяснения относительно права заявителей на освобождение от военной службы как членов духовенства и письма, в которых молодые люди официально просили освободить их от несения военной службы по религиозным соображениям.   

Согласно статистике КДР, за первые девять месяцев года в стране было зарегистрировано 3 824 религиозных объединений или их филиалов по сравнению с 3 818 в 2020 году. Власти не представили информацию о конкретных религиозных организациях, зарегистрированных в течение года.

Государство не давало разрешения на регистрацию мусульманских объединений, не принадлежащих к ханафитскому мазхабу, и ДУМК осуществляло контроль над этим процессом. Все прочие направления ислама остались без регистрации и возможности исповедовать свое толкование религии в стране, хотя, по сообщению религиозных лидеров, некоторые мусульманские общины продолжали богослужения неофициально, без вмешательства со стороны государства.

МИОР и ДУМК продолжили работу в рамках официального соглашения о сотрудничестве, и НПО отмечали, что благодаря этому государство фактически контролировало номинально независимое ДУМК.  Присоединяясь к ДУМК, мусульманские общины отказывались от права самостоятельно назначать своих имамов, обязывались согласовывать с ДУМК все действия с недвижимостью (продажу, передачу, реконструкцию и т.д.) и уплачивать в ДУМК 30 процентов от дохода мечети. Кроме того, ДУМК установило учебную программу во всех религиозных образовательных учреждениях в стране и издало инструкции в отношении проповедей, читаемых во время пятничных молитв.

ДУМК продолжало деятельность по надзору над открытием новых и отреставрированных мечетей. По данным КДР, в стране насчитывалось 2 683 мечети, что на одну меньше, чем в 2020 году, однако власти и средства массовой информации сообщали разные и временами противоречащие друг другу статистические сведения о количестве мечетей по всей стране.  

ДУМК продолжало контролировать деятельность всех официально зарегистрированных мусульманских групп суннитского ханафитского мазхаба и имело полномочия в отношении назначения имамов, а также проведения экзаменов и проверки биографий кандидатов в имамы. МИОР продолжало тесно сотрудничать с ДУМК в том, что касалось обучения имамов, повышения статуса медресе до колледжей, выдающих дипломы, и контроля над паломничеством. ДУМК выдавало разрешения имамам на поступление на программы бакалавриата, магистратуры и докторантуры кафедр исламоведения и религиоведения Университета Нур-Мубарак в соответствии с их уровнем образования. В стране действовали 11 богословских учебных заведений для ханафитских имамов, одно заведение для католических священнослужителей и одно заведение для православных священнослужителей.

Ахмадийская мусульманская община оставалась незарегистрированной в течение года; с 2011 года группа пыталась зарегистрироваться у властей шесть раз, и в последний раз ей было отказано в 2016 году. Ранее государственные эксперты заключили, что учение общины не является исламом, и слово «мусульманский» следовало удалить из регистрационных документов. Члены общины сообщали, что из-за отсутствия регистрации они не вели никакой официальной религиозной деятельности.

По сообщениям местных и международных наблюдателей, власти продолжали применять ограничения и  усиленный контроль в отношении религиозных объединений, которых правительство считает «нетрадиционными», включая мусульман, принадлежащих к течениям ислама, отличным от официально признанного суннитского ханафитского мазхаба, и христиан-протестантов.

Совет церквей ЕХБ заявил, что принципиально продолжает отказываться от регистрации согласно закону, в соответствии со своей политикой соблюдения дистанции от правительства. Представители общины сообщили, что власти продолжали отслеживать их собрания и поездки, а полиция следила за ними, как и в предыдущие годы.

Церковь сайентологии продолжала функционировать в качестве зарегистрированного общественного объединения, а не религиозной организации. Власти разрешили этой церкви, действующей в статусе общественного объединения, содержать ресурсные центры/библиотеки, где ее члены могли читать или брать книги и проводить дискуссии или встречи, но запрещали деятельность, которую власти считали религиозной.

По данным КДР, по состоянию на третий квартал 2021 года в стране было официально зарегистрировано 367 миссионеров. Из них 293 были иностранными гражданами и 74 гражданами Казахстана. Из официально зарегистрированных миссионеров 95% были членами христианских религиозных организаций; остальные 5% включали членов Общества сознания Кришны, а также еврейских и буддийских религиозных организаций.

Поправки к закону о религии, вступившие в силу 29 декабря, последовали за июньским указом президента Токаева о правах человека, который включал инструкции по улучшению возможностей регистрации религиозных организаций. По сообщению «Форума 18» и некоторых религиозных групп, положения измененного закона по-прежнему налагают обременительные требования на проведение собраний вне зарегистрированных мест отправления культа.  

Наблюдатели за ситуацией в сфере свободы вероисповедания неоднократно сообщали, что власти продолжали использовать закон о религии для притеснения религиозных меньшинств, ограничивая их деятельность при помощи штрафов и других ограничительных мер. Среди нарушений были участие в религиозных мероприятиях, не санкционированных властями, предложение, ввоз или продажа религиозной литературы и изображений, в том числе в Интернете, распространение религиозных идей и преподавание религии, а также нарушение порядка проведения богослужений в мечетях. По последним имеющимся данным, КДР сообщил о 134 административных преследованиях за нарушение закона о религии в 2020 году. Согласно последним имеющимся у властях данным, наблюдается значительное снижении по сравнению с 2019 годом, когда было зарегистрировано 552 таких преследования. Согласно «Форуму 18», по состоянию на сентябрь (последняя доступная информация) было известно о 90 административных дел, возбужденных против членов религиозных организаций за исповедание своей религии или убеждений в течение года, из которых 20 были за проведение собраний или ритуалов или содержание молитвенных комнат без разрешения государства.  

8 января полиция и сотрудники Управления по делам религий Западно-Казахстанской области провели обыск на рождественской службе баптистской общины в Орале (Уральск на русском языке). Эта община, как и все другие баптистские общины в стране, была не зарегистрирована.  После службы полиция задержала членов церкви и оштрафовала двоих, Дмитрия Исаева и Владимира Нелепина, на один МРОТ (примерно 140 546 тенге, 320 долларов). Члены церкви сообщили «Форуму 18», что местные власти регулярно наблюдали за богослужениями в церкви.

«Форум 18» сообщил, что 8 апреля власти обвинили последователя Общества Сознания Кришны Тимура Сеитова в совершении религиозных ритуалов без разрешения государства за повторение мантры на перекрестке в центре Алматы. 27 мая Алматинский межрайонный специализированный административный суд признал Сеитова виновным, оштрафовал его на один МРОТ (примерно 140 546 тенге, 320 долларов США) и запретил ему заниматься несанкционированной деятельностью, включая публичное пение, в течение трех месяцев, пока он находился под условно-досрочным освобождением.

28 января суд в Актобе признал мусульманина Мухаммеда Толеу виновным в нарушении религиозных норм и ведении несанкционированной деятельности после того, как Толеу провел пятничную молитву в подвале своего дома в декабре 2020 года. Суд оштрафовал Толеу (65 000 тенге, 150 долларов США) и запретил ему содержать молельную комнату в течение трех месяцев.  25 марта тот же суд признал Толеу виновным во втором правонарушении после того, как 12 февраля он провел пятничную молитву в своем доме, и оштрафовал его дополнительно на среднюю заработную плату за четыре месяца.  12 апреля Актюбинский областной суд отклонил его апелляцию на решения суда низшей инстанции. 

По сообщениям Свидетелей Иеговы, в 2020 году (самая последняя информация) в период с января по октябрь 63 члена общины были задержаны по обвинению в незаконной миссионерской деятельности.  Из них 38 членам были вынесены устные предупреждения, 14 – письменные, а 11 лиц предстали перед судом за предполагаемое нарушение закона о религии.  Из этих 11 человек девять были оправданы, двое признаны виновными и оштрафованы каждый на 277 800 тенге (640 долл. США).  

В рамках широкомасштабных чрезвычайных ограничений, связанных с COVID-19, были запрещены массовые собрания, включая религиозные церемонии. Все религиозные организации должны были соблюдать региональные ограничения, связанные с общественным здравоохранением, которые часто менялись по мере того, как власти стремились ограничить распространение вируса. В сентябре власти объявили о новых правилах, разрешающих проведение крупных собраний, включая свадьбы, похороны и мероприятия в молитвенных домах, с ограничениями на количество участников в зависимости от уровня передачи COVID-19 в регионе. По словам религиозных лидеров, ограничения, связанные с COVID, часто применялись на практике на местном уровне более строго к нетрадиционным группам, чем к традиционным или зарегистрированным группам.  Религиозные лидеры сообщили, что некоторые священнослужители были арестованы в соответствии с правилами за попытку проведения богослужений. По заявлениям наблюдателей, власти использовали ограничения, введенные на фоне пандемии коронавируса, для их дискриминации.  

Правительство продолжало проводить политику запрета на ношение религиозной одежды в школах. В сентябре группа из 1640 родителей написала открытое письмо президенту Токаеву с просьбой внести изменения в законодательство, позволяющие девочкам носить кимешек, традиционный казахский головной убор, в школе и разрешить молельные комнаты в школах. В ответ председатель КДР Ержан Нукежанов сообщил СМИ 7 сентября, что указ Министерства образования от 2016 года об обязательной школьной форме, как для государственных, так и для частных учебных заведений остается в силе в соответствии со светской формой правления в стране. Указ не разрешает учащимся носить традиционную одежду. 

По данным «Форума 18», за первые восемь месяцев года власти оштрафовали 26 человек за предложение религиозной литературы или других предметов религиозного назначения для продажи без разрешения государства. Власти оштрафовали 11 человек за продажу религиозной литературы и предметов на торговом сайте OLX.kz и предупредили еще двух.  

Кордайский районный суд оштрафовал трех этнических дунган (этнических китайцев)-мусульман Шербу Юбурова, Харсана Ясырова и Келира Нусырова на 291 700 тенге (671 доллар США) каждого в феврале, марте и июле соответственно за незаконное религиозное обучение после признания их виновными в обучении детей Корану на несанкционированных собраниях в Кордайском районе Жамбылской области. Наблюдатели за свободой вероисповедания отметили, что Кордайский район, расположенный на юго-восточной границе страны с Кыргызстаном, столкнулся с непропорционально большим числом судебных преследований за свободу вероисповедания, а «Форум 18» заявил, что половина всех случаев незаконного религиозного обучения в стране с 2018 по 2021 годы была связана с этим районом.

Международная христианская НПО «Open Doors» внесла Казахстан в список «World Watch List» за государственный контроль над свободой выражения религиозных убеждений в стране, включая слежку, обыск во время собраний верующих и аресты. Неправительственная организация заявила, что количество сообщений о насилии в отношении христиан уменьшилось в 2021 году по сравнению с 2020 годом. В НПО заявили, что христиане мусульманского происхождения подвергаются самому жестокому преследованию в основном со стороны общины, а не со стороны властей.  

Некоторые группы религиозных меньшинств столкнулись с попытками местных властей конфисковать их имущество. 21 января Верховный суд отменил решение суда низшей инстанции от 2020 года об аресте зданий церкви «Новая жизнь» в Алматы и отменил наложение ареста на два здания, используемые Церковью для поддержки нуждающихся. Представители церкви приветствовали это решение после того, как ранее выразили опасения, что некоторым из тех, кто жил в зданиях, некуда будет идти, если местные власти конфискуют здания. Власти все еще пытались продать бывшую резиденцию одного из трех пасторов «Новой жизни», осужденных в 2019 году за использование гипноза и психологических манипуляций для обмана прихожан, чтобы выплатить 26 миллионов тенге (59 500 долларов) в качестве компенсации ущерба, присужденного в предыдущем судебном решении.  

В феврале представители пресвитерианской церкви «Благодать» и пятидесятнической церкви «Агапе» из Нур-Султана согласились на финансовую и земельную компенсацию от города Нур-Султан и выполнили постановление суда об освобождении своей существующей собственности и аренды в этом городе после того, как все апелляции были отклонены. Это положило конец юридическому спору, начавшемуся в 2020 году, когда аким Нур-Султана попытался конфисковать имущество Церквей.  

30 сентября и 14 октября власти в административном порядке без промедления продлили еще на один год (максимальный срок, разрешенный законом) статус беженцев для четырех граждан Китая, этнических казахов-мусульман, которые бежали от преследований в Синьцзяне.  Четыре человека впервые получили статус беженцев в Казахстане в октябре 2020 года ввиду обоснованных опасений преследования в случае их возвращения в Китай. Однако 21 января неизвестные лица почти одновременно напали на двух из этих лиц в городах Нур-Султан и Алматы.  Потерпевшие публично заявили, что местные власти и контакты с КНР неоднократно предупреждали их не говорить о ситуации в Синьцзяне. Кастер Мусахан и Мурагер Алимулы, два других мусульманских этнических казаха-беженца из Китая, также сказали, что жить в Казахстане стало труднее.  Они сказали: «Нашей главной целью было остаться в Казахстане. Сначала власти сказали нам: «Мы дадим вам гражданство, просто не высовывайтесь». Мы привыкли к этому и молчали. Но потом нам сказали, что нам никогда не предоставят гражданство. Теперь единственный вариант – уехать в третью страну.  Если бы они дали нам гражданство, мы были бы рады жить в Казахстане».

Представители церкви сайентологии сообщили, что в течение года ее члены подвергались преследованиям и запугиванию со стороны властей, включая необоснованные судебные иски и клеветнические кампании на национальном телевидении, преследования, внесудебные обыски, деструктивные рейды в их помещениях и конфискацию литературы.

СМИ сообщили, что 2 октября Таразский городской суд присудил два миллиона тенге (4600 долларов) супружеской паре, которая подала в суд на Свидетелей Иеговы за причинение психического вреда. Согласно экспертным показаниям двух психиатров и психолога, представленным на суде, членство пары в общине Свидетелей Иеговы и изучение литературы религиозной группы привели к психическому заболеванию, характеризующемуся как обсессивно-компульсивное расстройство с формированием психической зависимости от принадлежности к Свидетелям Иеговы. «Форум 18» и другие наблюдатели заявили, что решение суда было ошибочным, особенно потому, что большая часть показаний экспертов была заимствована из анализа 2008 года, использованного в деле против Свидетелей Иеговы в России. Наблюдатели также отметили, что власти ранее одобрили большую часть литературы, которая была названа вредной.

По данным Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел, в каждом учреждении исполнения наказаний имеется специалист по разработке программ борьбы с религиозным экстремизмом в соответствии с приказом Министра внутренних дел от 2017 года о введении должности «специалиста по религии» в штат исправительных учреждений в рамках Государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму.  Юристы, ознакомившиеся с программой, заявили, что у большинства специалистов не было образования или специальной подготовки.

В августе МИОР, КДР, Ассоциация религиозных организаций Казахстана и базирующиеся в США межконфессиональные НПО «Love Your Neighbor Community» и «Multi-Faith Neighbor Network» выступили соавторами семинара, направленного на повышение религиозной терпимости в стране.  На семинаре местные религиозные лидеры и представители городской власти были ознакомлены с передовым опытом, который поможет наладить отношения между представителями разных конфессий. В мероприятии приняли участие мусульманские, православные и протестантские религиозные деятели из девяти крупных городов страны.  

Президент Токаев в своем обращении к нации от 1 сентября заявил, что гармоничное развитие межэтнических отношений всегда было и останется основной государственной политикой. Токаев призвал всех граждан осознать важность гармоничных межэтнических и межконфессиональных отношений как бесценного аспекта идентичности страны.

В сентябре председатель КДР Нукежанов объявил СМИ, что правительство предложит законодательные поправки для защиты прав атеистов. Власти не предприняли никаких дальнейших действий до конца года.

Раздел III.  Соблюдение принципа свободы вероисповедания в обществе

Наблюдатели и христианские религиозные меньшинства вновь выразили обеспокоенность относительно статей и передач с негативным освещением религиозных меньшинств, которые частные и государственные средства массовой информации представляли, как «нетрадиционные».

Свидетели Иеговы сообщили о ряде клеветнических статей в различных частных и государственных средствах массовой информации в течение года.  Церковь саентологии также получила негативное освещение в средствах массовой информации.  В августовском интервью, посвященном антивакцинным движениям, главный редактор новостного сайта Factcheck.kz Павел Банников сказал, что Церковь не очень активно распространяет антипрививочную пропаганду, но он приравнял саентологию к иностранным кампаниям по дезинформации из-за кампании группы против элементов кодекса здравоохранения страны и, в частности, её неприятия психиатрической помощи. 

НПО продолжали сообщать о том, что люди опасались «нетрадиционных» религиозных групп, особенно тех, что пытались обращать в свою религию, или чьи члены носили одежду или имели внешний вид, отражавший «нетрадиционные» верования, например, мусульманские головные платки и бороды.  

По данным НПО «Open Doors», христиане, обращенные из ислама подвергались преследованиям со стороны семьи, друзей и членов своего сообщества.

Ассоциация религиозных организаций Казахстана, в которую входят многие протестантские группы, которые правительство считает «нетрадиционными», представляла интересы этих религиозных меньшинств перед властями и предоставляла площадку? для консультаций между этими группами.

Раздел IV.  Политика и участие правительства США

Посол, сотрудники посольства и другие высшие должностные лица правительства США встречались с высшими должностными лицами МИД, МИОР и КДР и подчеркивали значение соблюдения свободы вероисповедания, как в целом, так и в отношении конкретных случаев.  Они обсудили предложенные правительством изменения в закон страны, регулирующий религиозную практику, и выразили обеспокоенность, прежде чем в закон были внесены поправки, по поводу его ограничительных последствий для свободы вероисповедания, особенно в отношении уголовных наказаний за мирные религиозные высказывания, молитвы без регистрации и цензуру религиозной литературы.  Официальные лица США внесли рекомендации по улучшению поправок, но правительство не приняло многие из них. Кроме того, они выразили обеспокоенность по поводу непоследовательного применения закона о религии и уголовного и административного кодексов, в зависимости от трактовки властями является ли религиозное объединение нетрадиционным или традиционным. 

Должностные лица правительства США продолжали призывать власти к уважению прав граждан на мирное выражение своих религиозных верований и свободное исповедание религии в ходе двусторонней встречи в рамках Американско-казахстанской рабочей группы по вопросам свободы вероисповедания, которая состоялась в онлайн формате в июне, и Американо-казахстанского расширенного диалога по стратегическому партнерству в декабре.  Должностные лица правительства США выражали озабоченность неоднозначными формулировками в законодательстве, их широким содержанием, а также отсутствием конкретных определений юридических терминов, что позволяет властям, особенно на местном уровне, применять законы произвольным образом. Они призвали правительство отменить обременительные правила регистрации религиозных общин и принять другие меры по внесению изменений в закон о религии, с тем чтобы верующие получили более широкие возможности для соблюдения своих религиозных канонов. Должностные лица правительства США призвали обеспечить справедливое и равное отношение к религиозным организациям в земельных спорах с правительством. Сотрудник посольства принял участие в августовском межконфессиональном семинаре, организованном МИОР, КДР,  межконфессиональными НПО, базирующимися в США и Ассоциациями религиозных организаций Казахстана, по просьбе организаторов, чтобы продемонстрировать интерес США к усилиям по обеспечению религиозной терпимости и их поддержку. Посольство проводило кампании в социальных сетях, призывая к уважению свободы вероисповедания.

Сотрудники посольства продолжали поддерживать связи с широким кругом религиозных общин, их лидерами и правозащитниками в области свободы вероисповедания. Они подчеркивали важную роль свободы вероисповедания в противодействии насильственному экстремизму, выражали озабоченность ужесточением ограничений в отношении свободы вероисповедания, а также призывали к реформированию соответствующих законов и норм для создания условий свободной мирной религиозной деятельности для всех граждан, независимо от того, являются ли они членами зарегистрированных религиозных объединений.