Пресс-брифинг со Специальным представителем США по примирению в Афганистане

Расшифровка пресс-брифинга со Специальным представителем США по примирению в Афганистане

Нур-Султан, 13 июня 2021 г.

Модератор: Добрый день, дамы и господа! Добро пожаловать на наш пресс-брифинг со Специальным представителем по примирению в Афганистане, послом Залмаем Халилзадом. Меня зовут Карина Нигматуллина и я буду модератором сегодняшней встречи. Посол Халилзад скажет вступительное слово, затем мы перейдем к части вопросов и ответов, поэтому готовьте ваши вопросы. Без дальнейших церемоний, я передаю слово Послу Халилзаду. 

Посол Халилзад: Большое спасибо. Я рад быть в Казахстане. В этом году мы отмечаем тридцатилетие нашего партнерства с Казахстаном. Мы были первой страной, признавшей независимость Казахстана. Мы работаем вместе для [поддержания] суверенитета, независимости и территориальной целостности Казахстана. Мы очень довольны состоянием наших отношений с Казахстаном и в ближайшие годы нас ждёт много совместных дел. 

Я здесь, чтобы обсудить Афганистан. Мы покидаем… наши войска покидают Афганистан, но Соединённые Штаты не покидают Афганистан. Мы будем усердно работать над [достижением] мира и примирения в Афганистане, мы продолжим предоставлять помощь Афганистану в сферах безопасности и экономики, а также гуманитарную помощь. Мы работаем с другими странами для достижения мира и развития Афганистана, и я здесь, чтобы обсудить конкретные вещи, которые США и Казахстан могут сделать вместе, чтобы достичь мира  это особенность Казахстана и в то же время работать вместе, чтобы обеспечить лучшее экономическое будущее и помочь народу Афганистана. Мы также не забыли и не забудем о проблеме терроризма, которая остаётся, хотя [роль] Афганистана как источника терроризма изменилась. Терроризм как проблема из Афганистана и региона остаётся и наша работа [в этой сфере] важна, важна наша работа с Казахстаном и ещё многое нужно сделать. Итак, я рад быть здесь, я жду ваших вопросов и передаю слово вам.

Модератор: Большое спасибо, сэр. Сейчас мы перейдём к вопросам и я хотела бы объяснить структуру этой части [встречи] — я начну с вопросов, которые мы получили заранее, а затем мы перейдём к “живым” вопросам. Если вы хотите задать вопрос, пожалуйста, поднимите руку, я обращусь к вам, вам включат микрофон и вы сможете задать ваш вопрос. И ещё раз я хочу напомнить вам, чтобы вы использовали правильный канал перевода. То есть, если вы хотите задать вопрос на русском, пожалуйста, убедитесь, что вы находитесь на русском канале и если вы хотите задать вопрос на казахском, то убедитесь, что вы на казахском канале.

Давайте начнём.

И первый вопрос от информационного агентства КазТаг: Уменьшение военного присутствия США в Афганистане неизбежно порождает риски роста контрабанды наркотиков, оружия и вероятного наплыва экстремистов в Центральную Азию и Казахстан, с последующим их перемещением в любую другую страну, в том числе и в США — как США планируют минимизировать данные риски?

Посол Халилзад: Спасибо вам за этот умный вопрос. Мой ответ состоит из двух частей. Во-первых, мы верим, что наилучший ответ сложностям, исходящим из Афганистана, вроде тех,  которые вы описали и для того, чтобы в Афганистане было достаточно крепкое правительство… у которого есть поддержка внутри Афганистана и есть возможности и институты для того, чтобы контролировать свою территорию и [для того], чтобы предотвратить действия вроде тех, которые вы описали. И это может произойти только через договорённость между движением “Талибан” и афганским правительством. Именно поэтому мы считаем, что здесь нет военного решения, мы пришли к такому выводу, и поэтому политическое урегулирование, [достигнутое] через переговоры, для формирования сильного правительства, которое сможет решить эти проблемы — лучший ответ. Но так как у нас пока нет такого договора, мы также предпринимаем шаги, чтобы уменьшить [эти риски]. Президент Байден говорил о корректировке наших контртеррористических возможностей, чтобы у нас было присутствие в регионе и возможности отреагировать на описанные вами сложности, если такое случится, и мы ищем сотрудничества с соседями Афганистана, включая Казахстан, чтобы принять меры вместе и иметь возможность отреагировать — сначала чтобы предотвратить и сдержать, но если это не сработает, то разрешить их [эти сложности] оперативно. 

Модератор: Спасибо, сэр. Следующий вопрос от Нурии Султановой, Interfax-Kazakhstan: Будут ли США размещать своих военных в странах Центральной Азии. Если да, то где именно?

Посол Халилзад: Как я уже сказал, наши войска покидают Афганистан. Но учитывая ваш первый вопрос, [я скажу, что] есть необходимость сотрудничества, как в отношении противостояния терроризму, так и в сфере экономического развития, связей, гуманитарных вопросов, со странами в регионе. Мы обсуждаем сотрудничество в этих областях со странами региона, включая Казахстан. Объявлять пока нечего, но я должен сказать, что наши обсуждения и переговоры продвигаются.  Мы, США, стремимся иметь возможности в регионе, чтобы защитить нашу национальную безопасность, конечно, но и чтобы работать вместе с другими в отношении наших общих интересов, а именно противостояния терроризму, [достижения] экономического прогресса, регионального сотрудничества и стабильности. И я очень рад доложить, что в регионе есть большой интерес к этой новой повестке, которую я описал. Кое-что в ней не новое, скорее, смещение акцентов, которое мы исследуем в том, как мы реагируем [на ситуацию в регионе] и как работаем вместе. 

Модератор: Спасибо. У нас есть ещё вопросы, которые нам прислали, но я бы хотела передать слову тому, кто хочет задать свой вопрос в прямом эфире. Пожалуйста, поднимите руку, если вы хотите задать вопрос. Я вижу, что Кульпаш поднимает руку. Кульпаш, пожалуйста, слово вам. У вас получается включать микрофон? О, вижу вас. 

Кульпаш Конырова, InBusiness: Здравствуйте, меня зовут Кульпаш. Вы только что упомянули о вкладе Казахстана. Не могли бы вы рассказать о вкладе нашей Республики в поддержку этого проекта НАТО по уходу из Афганистана?

Посол Халилзад: Спасибо. Конечно, у Казахстана есть свои интересы, учитывая его близость к Афганистану и Афганистан в каком-то смысле часть Центральной Азии в вопросах мира, безопасноти и развития. В особенности я отмечу, что Казахстан уже проявляет заинтересованность в будущем прав женщин в Афганистане и уже провёл важную конференцию [на эту тему]. Казахстан заинтересован в образовании граждан Афганистана и выделил значительное количество грантов для афганских студентов на их обучение здесь. Казахстан также предоставил помощь для развития, например, через готовность построить часть железной дороги в Афганистане.  Казахстан предоставлял пищевую помощь и продукты питания. И конечно же есть вопросы безопасности, связанные с контртерроризмом, в которых Казахстан сотрудничал. Я думаю, что во всех этих сферах, в особенности связанных с развитием, региональными связями и контртерроризмом, есть много того, что нужно сделать и мы очень заинтересованы в изучении того, что мы можем сделать в пределах того, что мы можем делать вместе. Но есть и вещи, которые можно адресовать через трёхсторонее или многостороннее сотрудничество. Мы открыты и мы ценим всё, что Казахстан уже сделал и рассчитываем на дальнейшую совместную работу, чтобы помочь Афганистане достичь мира, а региону иметь больше связей и стать более развитым. И, как я понимаю, Казахстан преследует эти цели.

Модератор: Спасибо, я вижу, что Багдат поднимает руку. Он из Радио Азаттық и сейчас он задаст свой вопрос. 

Багдат Асылбек, Радио Азаттық: После вывода войска США из Афганистана, какой будет ситуация с экстремизмом и терроризмом в ЦА и какие меры предпримут США для предотвращения экстремизма?

Посол Халилзад: На это есть ответ из двух частей: мы не считаем возможным военное разрешение конфликта в Афганистане. Мы считаем, что наилучшим способом стабилизации ситуации в  Афганистане и для того, чтобы Афганистан не создавал проблем, о которых вы говорили, является политическое урегулирование. Например, в отношении терроризма. ДАИШ, ИГИЛ являются растущим вызовом для региона и представляют большую угрозу. Джвижение “Талибан” воюет с ИГИЛ, они являются противниками. Правительство Афганистана, борющееся с ИГИЛ, рассматривает ИГИЛ как угрозу. Таким образом, если бы “Талибан” и правительство сотрудничали вместе против ДАИШ, Афганистан был бы в более сильном положении, чтобы справиться с угрозой ИГИЛ. Поэтому мы считаем, что такие крупные вооруженные силы, как правительство Афганистана и “Талибан” были слишком сосредоточены на противостоянии и борьбе друг с другом. Если бы они могли достичь соглашения, они были бы в более сильном положении, чтобы справиться с вызовами терроризма. Вторая часть моего ответа состоит в том, что нам необходима страховка, учитывая текущую неопределенность, которая предусматривает усиленное сотрудничество, в том числе, с Казахстаном. Мы должны быть готовы [отреагировать на] то, что вы предположили, или, в случае возникновения проблем того рода, о котором вы упоминаете, могли вместе сдерживать, предотвращать и решать [их]. Таков мой ответ. Спасибо за вопрос. 

Модератор: Спасибо. Сейчас я перейду обратно к вопросам из чата… 

Багдат Асылбек, Радио Азаттық: Спасибо, у меня есть второй вопрос…

Модератор: Багдат, у вас есть ещё вопрос? Прошу прощения. 

Багдат Асылбек, Радио Азаттық: 15 апреля американское издание New York Times сообщило, что официальные лица США контактировали с властями Казахстана, Узбекистана и Таджикистана по поводу возможности использования баз в регионе. Сможете прокомментировать это сообщение? Действительно ли США рассматривает страны Центральной Азии для размещения военной базы? Если да, то о какой стране предположительно может идти речь?

Посол Халилзад: Конечно, мы поддерживаем связь с нашими друзьями, партнерами и союзниками во всем регионе, в Центральной Азии и за ее пределами, а также в других районах, соседних с Афганистаном. И это для того, чтобы поделиться с ними нашей оценкой, рассказать им о выводе оставшихся сил, о будущей политике в отношении Афганистана, как я описал: «Американские войска уходят, но Америка не уходит», и что мы планируем делать и об этой стратегии о том, как мы можем работать вместе, чтобы способствовать миру и поддерживать Афганистан в будущем, а также о том, как мы вместе будем бороться с угрозой терроризма после ухода США; и существует множество потенциальных способов решения проблемы, требования к эффективному решению этих проблем; и мы находимся в процессе обсуждения. Должен сказать, что обсуждения были позитивными, обнадеживающими. Но я здесь не для того, чтобы объявить что-либо или сказать, что мы достигли определенного соглашения с конкретными странами по конкретным военным шагам в настоящее время, но обсуждения носят всеобъемлющий характер и охватывают отдельные усилия, усилия по экономическому развитию, гуманитарные нужды, а также потребности безопасности. C точки зрения будущего, чтобы иметь возможность помогать афганским силам безопасности поддерживать и содержать себя, а также вместе реагировать на потенциальные террористические угрозы, что в наших общих интересах, и у нас уже есть партнерство в борьбе с терроризмом, чтобы развивать это, чтобы сделать его сильнее и эффективнее в новой среде в этом новом контексте.

Модератор: Сейчас я снова вернусь в чат, чтобы прочитать некоторые вопросы оттуда. У нас есть два вопроса, связанных с Россией и я объединю из для удобства. Итак,  ведёте ли вы переговоры с Россией и как относится руководство России к процессу вывода войск из Афганистана? И второй вопрос от Юлии Сабитовой из Orda.kz и он звучит следующим образом:  господин Халилзад, какие договорённости у вас есть с правительством России на случай если ситуация на границе Афганистана ухудшится?

Посол Халилзад:  Спасибо за этот вопрос, я ценю это! Вы можете быть удивлены, узнав, что Россия и Соединенные Штаты хорошо работают вместе в содействии миру в Афганистане. Мой коллега посол Кабулов и я обсуждаем Афганистан на регулярной основе, и мы также являемся частью соглашения о сотрудничестве так называемой Тройкой Плюс, которая включает Китай, а также Пакистан, и мы регулярно встречаемся, чтобы обсудить пути и средства того, как мы можем сотрудничать для поощрения Афганских сторон, чтобы  правительство Республики Афганистан и Талибан добились прогресса в достижении соглашения, политического соглашения в будущем, чтобы положить конец войне. Мы за прекращение огня, к сокращению насилия, и мы также упомянули, что не верим в военное решение. Мы будем противиться таким попыткам талибов, например, как применение силы к остальной части Афганистана. Это не нормально с точки зрения отношений. Если это произойдет, будет сложно предоставить международному сообществу помощь и все то, что, по словам талибов, они хотят. Таким образом, возможно удивительно для некоторых, но существует широкий консенсус, который включает не только Соединенные Штаты и Центральную Азию, но также включает Соединенные Штаты и Россию, а также Китай в связи с необходимостью, нуждой, императивом политического урегулирования в Афганистане. Только не военное решение, потому что мы не верим, в военное решение. Любое военное усилие приведет только к долгой войне, от которой народ Афганистана уже устал, устал от войны. Они жаждут мира. Война в Афганистане, продолжающаяся дольше, будет угрозой региональной безопасности и вызовет еще больший терроризм, поэтому в наших общих интересах работать вместе, в том числе с Россией и Китаем, но также, конечно, с Центральной Азией, чтобы поощрять, стимулировать обе стороны в Афганистане вести переговоры и прийти к соглашению как можно скорее.

Модератор: Спасибо, господин Посол за ваш ответ. Кульпаш подняла руку, Вы хотели бы задать вопрос?

Кульпаш Конырова, InBusiness: Мистер Халилзад, я бы хотела уточнить — бывший специальный представитель НАТО Роберт Сименс ранее сказал, что НАТО использовало инфраструктуру нашей республики [Казахстана] для перевозки невоенных товаров. Какова ситуация на данный момент? Использует ли сейчас НАТО нашу инфраструктуру для перевозки невоенных товаров, и планирует ли использовать нашу инфраструктуру для перевозки оружия, военного и спецоборудования? 

Посол Халилзад: Я не могу сказать что-либо о планах на будущее, но как я уже ранее сказал, что в прошлом (в зависимости от того, какой период рассматривать), были случаи взаимного сотрудничества, когда Казахстан был частью оказания помощи Афганистану, такой, как Северный Путь. В последние годы это сотрудничество не подразумевало военную поддержку. Что касается планов на будущее, как я уже сказал, все страны сфокусированы на двух вещах: продвижение мира и развития в Афганистане. Это является оптимальным решением, это то, что необходимо для сотрудничества в борьбе с терроризмом. Сейчас ситуация другая. После событий 11 сентября, НАТО не планирует быть в Афганистане — это решение было принято правительством США и одобрено НАТО. Нам необходимо выстроить наши отношения, которые сейчас находятся в переходном периоде под новые реалии и цели. Мы находимся на середине обсуждения этих отношений. Но прошлое не является руководством к тому, как выстраивать отношения в будущем. Нам нужно вывести на свежий уровень обсуждение, решения и методы внедрения, чтобы справиться со складывающейся ситуацией в Афганистане и в регионе. 

Модератор: Спасибо. У нас осталась всего пара минут. Кульпаш, пожалуйста, продолжите свой вопрос. 

Кульпаш Конырова, InBusiness: Я бы хотела спросить: сколько военных сил [НАТО] останется в Афганистане?

Посол Халилзад: Миссия НАТО “Решительная поддержка” подходит к концу, как заявил президент. Я бы не хотел делать догадки о том, как скоро до окончания миссии войска покинут Афганистан, но по окончанию миссии “Решительная поддержка” начнется новая глава, в которой будут поддерживаться силы безопасности Афганистана, предоставляться финансовая поддержка и помощь в развитии самообеспечения. Мы определенно привержены помощи Афганистану. Прочие меры безопасности, такие как защита дипломатических корпусов, являются отдельной миссией, которая не осуществляется НАТО, но тем не менее, мы должны обеспечивать безопасность наших посольств. К примеру, если движение “Талибан” хочет, чтобы наши посольства остались, то мы должны обеспечить их защиту, обеспечить безопасные аэропорты — это вещи, которые мы планируем сделать. Текущая военная миссия закончится. 

Модератор: Большое спасибо. У нас есть время для последнего вопроса. В своей вступительной речи вы сказали, что планируете обсудить с казахстанскими партнерами вопросы сотрудничества после вывода войск НАТО из Афганистана. С кем вы планируете провести эти встречи?

Посол Халилзад: Я встречусь с лидерами страны. С нетерпением жду этого, и мы ценим статус отношений с Казахстаном. Мы тесно сотрудничаем в сфере безопасности, что является предметом беспокойства для обеих наших стран. Мы также тесно сотрудничаем на политическом уровне, в сфере продвижения прав человека. Мы поддерживаем заявление президента Токаева о правах человека и хотели бы увидеть как осуществиться видение президента о правах человека. У нас также тесные экономические отношения. Наши компании, в частности компании в энергетическом секторе, делают активный вклад в экономический прогресс страны [Казахстана]. И у нас конечно же много поводов для сотрудничества на региональном уровне [в Центральной Азии]. Как я говорил ранее, США стремится укрепить суверенитет и независимость стран Центральной Азии. Мы поддерживаем их территориальную целостность, и мы хотим быть надежным и сильным партнером для решения задач по продвижения мира и согласия в Афганистане. Очень важно работать вместе над этой проблемой, ради безопасности региона, Казахстана и США. Учитывая страдания афганского народа на протяжении 40 лет войны, верным решением будет работать над достижением мира. Казахстан имеет репутацию миротворческой страны. И я здесь для того, чтобы обсудить вопросы о достижении мира и то, как мы можем работать вместе для заложения базы. Благодарю за возможность быть с вами и спасибо вам за ваши проницательные вопросы. Я очень ценю это и желаю вам всего самого лучшего. И спасибо модератору за отлично проделанную работу. 

Модератор: Спасибо. Прошло 30 минут, а это значит, что наш пресс-брифинг подходит к концу. От имени посольства США в Казахстане, я бы хотела выразить благодарность всем, кто смог присоединиться к нашей встрече и хотела бы согласиться с утверждением посла Халилзада о хороших и проницательных вопросах. И конечно же большое спасибо Послу Халилзаду, который поделился с нами своим временем и опытом. Спасибо и до свидания.