Речь госсекретаря Джона Керри в Назарбаев Университете

Соединенные Штаты и Центральная Азия: партнеры в 21 веке

Выступление Госсекретаря США Джона КЕРРИ

Назарбаев Университет, Астана, Казахстан

2 ноября 2015 года

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: (на казахском языке.) (Аплодисменты.) По крайней мере я пытаюсь. (Смех в зале.)

Большое спасибо, президент Катсу. Спасибо. Как вы знаете, у президента Катсу была продолжительная, блестящая карьера во Всемирном банке, так что я не удивился, когда узнал, что он теперь упорно работает над созданием экономических возможностей для следующего поколения лидеров Центральной Азии. Таким образом, он является наставником и другом для многих из вас, и вам повезло, что его практический опыт и навыки управления используются здесь в Назарбаев Университете, — университете, который уже является образцом для Казахстана, и будет образцом для всего региона.

Я очень благодарен премьер-министру Масимову. Благодарю вас за то, что вы здесь и уделили мне время. Мы сегодня уже провели две встречи, и я очень признателен, что избранный политик готов сидеть и слушать речь неизбранного политика, так что — (смех). Я – бывший политик, дамы и господа. Я хочу поблагодарить Министра иностранных дел Идрисова, который, насколько я знаю, на данный момент находится в отъезде, за очень теплый прием, и я благодарю всех вас за сильные лидерские качества и за перспективы, которые вы открываете для Казахстана.

Пять лет назад президент Назарбаев выдвинул очень смелое видение будущего, и он говорил о таком первоклассном университетском образовании, чтобы студенты не просто шли в ногу со временем, а сами задавали темп в быстро меняющемся мире.

Этот глобальный университет помогает реализовать это видение. У вас есть, насколько я понимаю, партнеры в США, Великобритании, Сингапуре; у вас замечательные преподаватели, среди которых, я могу с гордостью отметить, есть много американцев. Я знаю, что ваши студенты, полны энергии и готовы привнести позитивные изменения в мир. И поэтому я очень рад, что сегодня мы здесь говорим о Соединенных Штатах, о Казахстане и о всей Центральной Азии – а, фактически, о нескольких крупных вопросах, которые связывают нас вместе, и, честно говоря, даже в глобальном масштабе, выходящем за рамки вашего региона.

Двадцать пять лет назад, народы в Центральной Азии оказались отрезаны от мира. Я говорил об этом сегодня во время обеда с президентом, о том, как проходил этот переходный процесс. А сегодня многие из вас учатся в лучших университетах в Америке, в Казахстане и в других странах. Казахстанский боксер Геннадий Головкин — (аплодисменты) — он продемонстрировал своим индивидуальным стилем, что представители вашего региона могут траснформировать возможности настоящего и будущего.

И это важно, потому что в течение последних десятилетий, мы поняли, что проблема в одной точке может привести к последствиям — может быть, не всегда и не сразу, но, в конечном итоге, — во многих других регионах. И конечно, Соединенные Штаты Америки понимают, что безопасность и стабильность в Центральной Азии является важным структурным звеном глобальной безопасности. Среди ваших соседей, совершенно очевидно, Россия, Иран, Афганистан, Китай и — это ваш регион. Вы находитесь в той точке планеты, где пересекаются некоторые самые острые проблемы внешней политики и безопасности.

Но я хочу подчеркнуть, что интересы США в Центральной Азии выходят далеко за рамки вопросов безопасности. Это, ведь, в конце концов, тот регион, откуда пошла настоящая глобализация. На протяжении веков, ваши страны – еще до того, как мы начали существовать как страна, были неотъемлемой частью жизненной экономической артерии, которая тянулась от Стамбула до Шанхая, предоставляли возможности для торговли, для транспортировки, для путешествий между разными цивилизациями. Вы помогли сформировать эти цивилизации, а эти цивилизации сегодня сформировали всех нас. И сегодня то что мы хотим видеть, это не борьба между Китаем,Россией и Соединенными Штатами, причем с нулевым исходом. Что мы в действительности хотим видеть – это Центральная Азия, по праву занимающая свое место в качестве двигателя роста в самом сердце современной и динамичной Азии. И когда мы вкладываем усилия и средства на взаимной основе, это идет на пользу всем нашим сообществам.

Конечно, мы уже знаем, что и стабильность, и процветание тесно связаны с хорошо выстроенной системой управления, которая опирается на демократические, подотчетные институты и руководствуется принципом верховенства закона.

Мы знали и знаем, иногда на горьком опыте, что при всей их важности, выборы, — это всего лишь один из элементов реальной демократии. И это урок, который мы извлекли из более чем двухсотлетней истории Соединенных Штатов. Выборы мало что значат, если они не свободные и не справедливые, если не все политические партии соревнуются на равных условиях. И обещания, содержащиеся в конституциях и законах, мало чего стоят, если эти обещания не выполняются на деле. Вот почему подотчетность системы управления измеряется также и независимостью судебной системы, здоровьем гражданского общества и возможностью каждого человека реализовывать свои основные свободы: мысли, слова и вероисповедания, и участвовать в процессе выражения своих политических взглядов.

При этом ни одна демократия не является идеальной, для нас это очевидно из нашего собственного опыта. Мы видим подтверждения тому каждый день. Это непрерывный путь. Вот почему мы считаем, что демократия — это не конечный пункт назначения, а бесконечный поиск. Все страны, включая США, могут совершенствоваться и дальше.

Совершено очевидно, что будущее Казахстана и этого региона будет определено и должно быть определено народами, которые живут здесь, а не США или какой-то другой страной. Но мы хотим сотрудничать с вами насколько возможно тогда и там, где это возможно. И мы знаем, что вы заложили крепкий фундамент, на основе которого мы теперь можем строить вместе.

В одной казахской пословице говорится, что нет ничего более далекого, чем вчера, и ничего более близкого, чем завтра. Другими словами, будущее наступит, готовы вы к этому или нет. Таким образом, лучше сделать все, что можно, всем нам, чтобы воспользоваться каждым моментом и подготовиться. И особенно в этом новом мире, в котором мы живем сегодня, где все связаны друг с другом круглосуточно, где даже у людей, живущих в самых бедных районах есть смартфоны, которые открывают им доступ к идеям, товарам, к людям, стремлениям — и это меняет политический ландшафт во всем мире.

Я убежден, что вместе мы в состоянии ответить на три самых острых вызова нашего времени.

Рассмотрим сначала наше экономическое партнерство. Сегодня миллионы целеустремленных молодых людей – в том числе и вы, сидящие здесь, честолюбивые, соединенные современными технологиями, — хотят стать активной частью нашего глобализованного мира. Но многие из них, не вы, не имеют реальных возможностей для этого. Возникает гонка между перспективами и отчаяньем, и, поверьте мне, друзья мои, что это гонка, которую мы не можем позволить себе проиграть. Что является вызовом -это в миллионы молодых людей во множестве стран, где система управления все еще представляет проблему, в несостоявшихся и недееспособных государствах. В наших общих интересах побеспокоиться о том, что происходит.

Сегодня интересы той или иной страны и благосостояние ее народа обеспечиваются не только армией, но и предпринимателями и деловыми кругами, компаниями, которые они создают, работниками, которых они нанимают, кадрами, которых они готовят и процветанием, которое они создают и делят со всеми участниками экономической цепочки.

Вот почему я постоянно говорил и говорю с тех пор, как был выдвинут на пост госсекретаря: экономическая политика — это внешняя политика, а внешняя политика – это экономическая политика. Это две стороны одной медали в этом современном глобализованном мире. Здесь, в Центральной Азии вы богаты не только природными ресурсами, вы также богаты человеческими ресурсами. Ваши граждане молодые и предприимчивые. Половина населения в вашей стране в возрасте до 30 лет. Чтобы оправдать чаяния этого нового поколения, мы хотим помочь Центральной Азии построить прочный базис для процветания путем интеграции в глобальную систему, работающую по правилам. И вот почему мы поддержали успешные усилия Казахстана по вступлению во Всемирную торговую организацию, вот почему мы развиваем связи в регионе в рамках нашей инициативы Нового шелкового пути, который соединит Центральную и Южную Азию в четырех ключевых аспектах: энергетика, торговля и транзит, таможенный и пограничный контроль и связи между бизнесом и между людьми.

Позвольте мне уточнить. Экономическая интеграция не является и не должна быть игрой с нулевым исходом. Успех одного, не означает, что кто-то должен проиграть, а выиграть можно только за счет проигравшего. С севера на юг, мы можем поддержать торговлю. С востока на запад, мы можем сделать это. Мы можем связать Евразию с рынками в Европе, Китае и России. И мир выиграет, если мы сделаем это. И Соединенные Штаты полностью поощряют стремление стран Центральной Азии максимально расширить круг партнеров.

В конечном счете, чтобы воспользоваться преимуществами совместного процветания в Центральной Азии, вам придется делать выбор по ряду вопросов. Вы должны сделать выбор между политической и экономической практикой прошлого и перспективами и реалиями будущего. И видение, о котором я узнал от президента Назарбаева — 100 шагов и пять различных реформ — является очень важным видением, но оно должно быть транслировано и реализовано. Будете ли вы мириться с коррупцией в той или иной стране, или будете продвигать правила, которые откроют перспективы для всех? Будете ли вы строить относительно закрытые сообщества, где общественные дебаты не поощряются, а новые идеи отметаются в сторону, или вы будете создавать открытые общества, где инновации и экспериментирования являются нормой? Будете ли вы продолжать полагаться главным образом на ископаемые виды топлива, или поощрять диверсификацию и переход к более устойчивым энергетическим ресурсам 21-го века и содействовать созданию рабочих мест в результате такого перехода?

Эти темы, которые официальные лица США постоянно поднимают на встречах со всеми нашими партнерами в регионе и во всем мире. Мы подчеркиваем значение практических шагов, которые смогут привлечь больше прямых иностранных инвестиций, содействовать развитию торговли внутри и за пределами региона, и облегчить условия для местных предприятий, чтобы они могли открываться и развиваться.

Позвольте мне сказать вам то, что я знаю из опыта: Деньги текут туда, где есть уверенность, что у денег будет отдача от инвестиций. Деньгам нужна уверенность, а людям, у которых они есть и которые хотят инвестировать, нужна уверенность в том, что есть правила, которые будут помогать им и защищать их, и что они смогут получить прибыль от этих инвестиций. Поэтому мы активно продвигаем привлечение сюда инвестиций американскими компаниями. И это потому, что, как правило, когда американские фирмы инвестируют сюда, они не просто делают хороший бизнес, они делают доброе дело.

Сегодня утром я посетил завод по производству локомотивов, где сотрудничают Дженерал Электрик и Казахстан Темир Жолы. И я могу вам сказать, что локомотивы, которые здесь производятся являются эталоном эффективности использования топлива и высокой производительности. Мы хотим видеть больше примеров такого партнерства и в дальнейшем. Было очень приятно увидеть место, которое в 2006 году казалосьь только мечтой, а к 2012 году уже почти сто локомотивов были переданы в близлежащие страны и поступили в эксплуатацию здесь в Казахстане.

И, кстати, я хочу, чтобы вы знали, что я горжусь тем, как американские компании работают. Американские компании, как правило, нанимают и обучают местные кадры. Они инвестируют в чистую энергетику и другие технологии, уменьшающие негативное влияние на местную окружающую среду. И согласно нашему закону, гражданам США строго запрещено заниматься коррупционной деятельностью за рубежом где бы то ни было. И мы обеспечиваем соблюдение этого закона.

Мы хотим, чтобы наше партнерство, привнесло эти сильные качества в экономику ваших стран. Точно также как мы достигли соглашения о торговле, охватывающее страны Тихоокеанского региона и увенчавшееся созданием Транс-Тихоокеанского партнерства, на долю которого приходится 40 процентов мирового ВВП. Это повышает стандарты ведения бизнеса. Это повышает уровень защищенности работников. Это повышает нормы защиты окружающей среды. И все эти страны согласились их выполнять, и всем будет лучше, потому что это гонка к вершине, а не ко дну.

Друзья мои, ведение бизнеса с высокими стандартами, честно говоря, — это часть американского брэнда. Это то, что воплощают в себе лучшие фирмы: ответственное инвестирование, прозрачность, подотчетность, честность, и соответствие между обещаниями и их выполнением. Именно так мы строим резерв доверия между нашей страной и бизнес-сообществом стран Центральной Азии. И вот почему, честно говоря, американские компании не боятся конкуренции. Мы приветствуем конкуренцию, и мы не боимся состязания на равных условиях. Мы именно этого и хотим.

Это подводит меня ко второму вызову. Он, фактически, связан с бизнесом и даже не слегка, а существенно, потому что бизнес-перспектива, связанная с этим вызовом просто гигантская. Это крупнейший рынок, который когда-либо существовал в истории человечества. И вызов, о котором я хочу поговорить, начинается с вопроса: Как нам реагировать на величайший экологический вызов в истории, и ответственность за сохранение нашей планеты?

Я впервые начал работать по проблеме изменения климата в 80-х годах. Уже тогда у нас были проблемы с получением результатов, которых мы хотели добиться, потому что промышленные державы, крупные развитые страны и развивающиеся страны стояли на совершенно разных позициях по вопросам о том когда, на что и как они должны реагировать и что должно быть сделано. Многие полагали, что ограничение выбросов парниковых газов приведет к резкой остановке экономического роста их стран, и если придется что-то делать, придётся выбирать между изменением климата и экономикой страны. Это не так.

Многие верили в то, во что они просто хотели верить. Они считали, что изменение климата – это проблема будущих поколений, а не их. Но теперь, столкнувшись лицом к лицу с накопленными научными обоснованиями и реалиями, они поняли, что все те возражения, которые служили основанием для бездействия 20 и 30 лет назад, оказались несостоятельными. И они начали понимать, — и мы видим это на глобальном (неразборчиво) — мы должны действовать.

Просто посмотрите, что происходит в мире. В 2013 году Южная Африка пережила самую сильную засуху за последние 30 лет, в Бразилии была сильнейшая засуха за последние полвека. Жители Сан-Паулу вынуждены были бурить скважины в подвалах домов в поисках пресной воды. В Америке, по некоторым прогнозам, к концу этого века сильные наводнения, которым подвергается Нью-Йорк лишь раз в 500 лет, будут происходить каждые 25 лет. А на Аляске, где только что побывал президент США, чтобы привлечь внимание к этой проблеме, ледники тают в два раза быстрее, чем они таяли в период между 1950 и 2000 годами. И Центральная Азия не застрахована от этих проблем. Этот регион является родиной бассейнов восьми крупных рек. И сегодня треть воды, протекающей через эти реки, подпитывается ледниками, которые уже сейчас стремительно тают из-за глобального потепления. Можно просто проследить это таяние по воде с Тянь-Шаня и Памира — и сразу становится ясно, что это реальная опасность, а не какая то абстрактная теория. Это происходит сегодня и сейчас.

Изменение климата также делает степь жарче и суше, одновременно увеличивая потребность в воде. И это может вызвать конфликт. Мы знаем, что напряженность из-за скудных ресурсов может очень легко обостриться. Только в этой поездке, я разговаривал с политическими лидерами пяти государств Центральной Азии, и везде мне говорили о воде, и проблеме воды стран ниже по течению. Более высокие температуры в горах и наблюдаемое оттаивание вечной мерзлоты, и происходящие, в результате оползней и селевых потоков разрушения жилых домов — все это сейчас, сегодня – разрушение земельных угодий, инфраструктуры и населенных пунктов по всему региону.

Более того, исторические наводнения, которые мы наблюдали в некоторых странах, могут сравниться только с историческими засухами в других областях. Недавние наводнения в Алматы и сели в Таджикистане в июле прошлого года — лишь некоторые из многих трагических событий, которые должны заставить нас обратить внимание на то, что происходит вокруг нас, до того как это будет слишком поздно. Мы должны думать о будущем и понимать, что экономически сильные страны будут опираться на источники энергии будущего, а не в прошлого. И множество экологически чистых энергетических технологий помогут дать толчок целым новым отраслям промышленности и при этом они гораздо дешевле, более доступны и более эффективны, чем они были даже 10 лет назад. И мы можем использовать их, чтобы помочь обуздать изменение климата, при том, что они еще и создают рабочие места.

Уверяю вас, решение этой проблемы не является какой-то тайной; оно смотрит нам прямо в лицо. Его название — энергетическая политика, да, кое-где потребуется чуть больше расходов, чтобы реализовать ее, но уверяю вас – отсутствие ее обойдется гораздо дороже. Только посмотрите, как миллиарды тратятся на то чтобы компенсировать ущерб, нанесенный всем нам по всей планете и еще предстоящий в будущем.

Так как в полной мере реализовать этот экономический потенциал? И я хочу поговорить об этом особенно поскольку знаю, что у Казахстана есть нефть и газ. Я это понимаю. Это не значит что вам надо совсем прекратить добычу. Мы будем использовать нефть и газ в ближайшие годы, но мы можем использовать их ответственно и уравновешенно в процессе нашего перехода к устойчивой экономике, так чтобы экономика была рентабельной у всех. Чтобы начать этот путь, нам нужны лидеры, смелые политические лидеры, чтобы наставить нас на правильный путь. И я горжусь тем, что я работаю с Президентом Обамой, который принял этот вызов. Сегодня, благодаря его Плану действий в сфере изменения климата, Соединенные Штаты продвинулись далеко вперед в выполнении наших международных обязательств по сокращению выбросов парниковых газов к 2020 году, и мы также инвестируем в экологически чистые альтернативные технологии.

С тех пор, как президент Обама вступил в должность, — и, кстати, мы крупнейшая в мире газовая и нефтедобывающая страна сегодня, ставшая энергонезависимой благодаря технологиям гидроразрыва и разведки национальных газовых месторождений. Так что, мы делаем все то же самое, что делают и другие, но мы меняемся. Соединенные Штаты увеличили производство электроэнергии ветра более чем в три раза, и мы расширили нашу солнечную энергетику более чем в десять раз. Мы также стали рациональнее использовать энергию в наших домах и на наших предприятиях. И я подчеркиваю вновь и вновь: ни одна страна, даже Соединенные Штаты — ни одна не сможет решить проблему изменения климата самостоятельно. Если бы завтра все американцы поехали на велосипедах на работу и на автобусах в школу, пользовались только солнечными батареями для энергоснабжения своих домов; если бы каждый человек в Америке посадил дюжину деревьев за раз; и если бы мы каким-то образом устранили все выбросы парниковых газов внутри страны, что тогда? Этого по-прежнему не будет достаточно.

Развивающиеся страны довольно быстро осваивают старые методы развития, которые сводят на нет то, что начинают делать развитые страны. Если бы только Китай или Индия вышли на нулевой уровень выбросов, было бы то же самое. Действия одной отдельно взятой страны не снимет этой проблемы. Мы все хотим, чтобы наша экономика росла, но мы не можем развивать ее за счет нашего выживания в долгосрочной перспективе. Это не устойчивость. А устойчивость – это то, что мы все должны проявлять не только на словах, но и в действиях.

Поэтому, когда я говорю, что нам нужно глобальное решение, я именно это и имею в виду, потому что на другом уровне это просто не будет работать. Это научный факт. Так же, как и тот, что солнце встает на востоке и садится на западе, или любой другой научный факт, мы знаем, вне всякого сомнения, что современная наука установила факт изменения климата.

Теперь, в Центральной Азии есть несколько шагов, которые мы могли бы принять вместе без промедления. Во-первых, четыре из пяти центрально-азиатских государств уже взяли на себя обязательства усилить планы по смягчению последствий после 2020 года. Вы одна из этих стран. И мы благодарны Вам за то, что у вас есть план и что вы собираетесь присоединиться к этой работе. И я надеюсь, что все пять стран окажутся в одной команде в течение ближайших недель. А это существенно увеличит шансы сильного и целеустремленного глобального соглашения, когда представители разных стран мира соберутся в Париже через месяц.

Во-вторых, мы можем стимулировать правительства, предприятия и потребителей в меньшей степени полагаться на дорогостоящие виды топлива, и, в частности, субсидии. На нефтегазовую промышленность приходится более половины всего экспорта в результате прямых иностранных инвестиций в Казахстан. Это означает, что у вас есть возможность прямо сейчас использовать ресурсы 20-го века, чтобы обеспечивать инновации в области чистых энергетических технологий 21-го века. Здесь, в Назарбаев Университете, вы установили высокоэффективные солнечные панели для энергоснабжения научно-исследовательских лабораторий, и мы продвигаемся вперед в таких проектах, как CASA-1000 по созданию регионального рынка электроэнергии из Центральной в Южную Азию. Это то, что имеет особое значение.

В-третьих, мы можем работать, чтобы улучшить управление водными ресурсами и развивать энергосберегающие технологии очистки сточных вод. И сегодня я с радостью заявляю, что мы будем одним из партнеров в программе Всемирного Банка по Адаптации к изменению климата и смягчения его последствий в бассейне Аральского моря, которая будет способствовать расширению диалога и обмена информацией между всеми пятью странами Центральной Азии. И мы также открываем новую программу под названием Smart Waters, которая будет поддерживать долгосрочное планирование в бассейнах рек в Центральной Азии и Афганистане.

Наконец, мы можем свести воедино частный и государственный сектор с ведущими научными учреждениями, такими как ваш университет, чтобы получить максимальную отдачу от инновационных технологий, чтобы мы брали то, что предприниматели изобретают ежедневно по всему миру, и так чтобы экономики наших стран становилось зелеными и чистыми вместе, в претворении видения президента Назарбаева.

Мы также должны помнить еще кое-что. В нашу эпоху, в эту эру, экономическая сфера и сфера безопасности пересекаются. Мы не можем идти вперед в одной и отставать в другой, и это наиболее очевидно на примере нашего третьего вызова, о котором я хочу поговорить — борьба с международными террористическими организациями. Это вызов, который мы должны принять вместе, как и другие вызовы. И я считаю, что это является главным испытанием для нашего поколения.

Здесь, в Центральной Азии, многие из вас, или, возможно, ваши родители, были свидетелями сложного исторического процесса, который привел к десятилетиям конфликта в Афганистане и росту влияния «Талибан» и Аль-Каиды. Руководители стран этого региона говорили мне, что они не хотят видеть повторения этого, и мы этого не хотим. Именно поэтому президент Обама объявил, что Соединенные Штаты сохранят контингент войск в 5500 человек и после 2016 г. для того, чтобы предоставить новому правительству национального единства поддержку, необходимую, чтобы реализовать реформы и защитить население от экстремистов, которые стремятся навязать ему свою волю. Решение президента Обамы поможет президенту Ашрафу Гани и премьер министру Абдулле Абдулле, добиться, чтобы Афганистан стал стабильным и мирным, и мы чрезвычайно ценим, господин Премьер-министр Масимов, поддержку Казахстана и других стран региона в этом деле.

Мы также полны решимости защищаться, столкнувшись с еще одним вызовом — это человеческая катастрофа, которая разворачивается в Ираке и Сирии. Для многих в Центральной Азии сегодня, этот конфликт может казаться отдаленным, хотя я знаю, что там есть боевики из этого региона, но я слышал от некоторых людей, что это где-то далеко происходящее событие. Но проблема, конечно, в том, что ни одна страна не может в полной мере оградить себя от угроз, связанных со смертельно опасным сочетанием технологии и террора.

Аргумент первый — это террористическая организация известна как ИГИЛ или Даеш. Даеш успешно вербует в свои ряды жителей Центральной Азии, как проживающих у себя на родине, так и за границей. Мы это знаем. Мы также знаем, что Даеш привлек бойцов под свои знамена из десятков стран, включая США, используя Интернет и социальные сети. Вот почему президент Обама взял на себя инициативу в создании коалиции из 65 членов для борьбы с Даеш, и мы ежедневно взаимодействуем с государственными структурами, общественными организациями, НПО и религиозными организациями в деле борьбы против насильственного экстремизма.

Теперь, у нас уже реализуется стратегия подрыва руководства Даеш, она ослабила Даеш в ключевых областях, и мы движемся вперед в каждом из заданных направлений выработанных коалицией — дальнейшее уменьшение территории, контролируемой Даеш, перекрытие финансовых потоков, пресечение попыток вербовки, и разоблачение огромной пропасти между тем, что Даеш завляет, и тем, что существует в действительности. Дестабилизация в регионе, соединенная вместе с манипуляциями в социальных сетях, позволили Даеш завербовать боевиков и занять определенную территорию. Но это не значит, что они добьются успеха в долгосрочной перспективе. Лидеры Даеш утверждают, что создают чисто Исламское государство. Но реалии таковы, что их ценности далеки от Ислама, а их государство является фикцией. И они никому не могут предложить ничего реального, кроме разрушения и убеждения, что все должны жить и действовать по их указке, и убивать тех, у кого другое представление о жизни. Они убивают людей за их взгляды. Они убивают людей за их веру. Они убивают людей за их происхождение. Они обращают женщин в рабство, и они сделали изнасилование санкционированным и обыденным, как-будто это проявление воли Божьей по отношению к не мусульманам.

Даеш обречен на провал, но он может принести еще много сильных страданий. И именно поэтому мы должны ускорить его погибель, и, поверьте мне, мы прилагаем усилия, и поэтому президент Обама поднял эти усилия на новый уровень. Здесь, в Казахстане, мы противодействуем нетерпимости, содержащейся в обращениях Даеш, и правительство страны упорно работает над этим. Вы организовали региональную конференцию по борьбе с насильственным экстремизмом в июне, и мы работаем вместе, чтобы обмениваться информацией и усиливать патрулирование границ и безопасность. В Кыргызстане, мы взаимодействуем с религиозными лидерами и местными сообществами в нестабильных областях, и мы развиваем языковые программы и профессионально-техническое обучение для учащихся медресе. В Таджикистане, мы боремся с движущими факторами радикализации через расширение экономических возможностей и повышение продовольственной безопасности в районах, подверженных экстремизму. И мы также работаем, чтобы экипировать и готовить пограничников для пресечения попыток пересечения таджикско-афганской границы иностранными боевиками. В Туркменистане, мы поддерживаем усилия ОБСЕ по подготовке сотрудников пограничного управления и повышения их потенциала противодействия нетрадиционным угрозам. И в Узбекистане мы согласны с мнением многих о необходимости глобальных усилий по опровержению пропаганды и лжи, которые распространяются террористическими группами. И мы работаем с нашими арабскими партнерами и другими партнерами на Ближнем Востоке, а также в Северной Африке и в других странах против Боко Харам и аль-Шабааб и других, чтобы донести до всех эту идею.

Суть в том, что люди доброй воли везде собираются вместе и занимают общую позицию, и террористам нас не запугать. В наше единство не могут внести раскол те, кто поддерживают все то, против чего мы выступаем, и мы не позволим, чтобы наше будущее определялось силами невежества и ненависти. А это значит, что наша стратегия должна получить поддержку религиозных лидеров, преподавателей, а также граждан, которые дискредитируют учения о ненависти и помогают построить более крепкие и стойкие сообщества. И чем более сплочены граждане страны и горды за крепость общественных институтов, тем более результативным будет сопротивление и отпор агентам террора.

На этом перекрестке, жизненно важное место, там где права человека пересекаются с интересами безопасности. Уверяю вас, мировое сообщество должно противостоять и победить террористические группы, и боевые действия, к сожалению, являются неотъемлемой частью этой борьбы. Но в то же время, мы должны понимать, что наличие терроризма не дает власти право на произвольное применение насилия. Мы не можем спасти деревню от Даеш или Боко Харам, уничтожив ее. И терроризм не является легитимным оправданием тюремных сроков для политических соперников, ограничения прав гражданского общества, или наклеивания ложных ярлыков на активистов, которые мирно проявляют инакомыслие. Такая практика не только несправедлива, но она, в конце концов, контрпродуктивна. Она играет на руку террористам. А когда пути к ненасильственной смене власти закрыты, дорога к экстремизму становится более привлекательной. И учитывая все страдания, свидетелями которых мы стали в последние годы, это просто неприемлемо.

Наоборот, мы должны собраться вместе, чтобы построить светлое будущее, с постепенно растущим благосостоянием, твердой приверженности экологическому здоровью, и решимостью поддерживать безопасность жизни и труда людей во всем мире, работая сообща.

Сегодня, я считаю, мы можем смотреть в будущее с уверенностью, несмотря на то, что мы видим в некоторых регионах. Мир меняется так быстро. Впервые в истории целое поколение людей будет рождаться вне риска СПИДа. Мы остановили эболу. Некоторые предсказывали, что будет один миллион погибших от нее к минувшему Рождеству, но разные страны сплотились, и мы остановили ее. Теперь эти три страны освободились от эболы. По всему миру можно увидеть излечение болезней, укрепляется здоровье людей — средняя продолжительность жизни увеличивается. Поэтому нам следует помнить уроки реальной истории и уроки прошлого.

Как раз вчера, я побывал в древнем городе Шелкового пути Самарканде. Я своими глазами видел путь, по которому древние караваны, пересекали горы и степи, перевозя, товары, людей и идеи по всему региону. Я также услышал замечательную историю. В начале 15-го века, король Генрих III Кастилький направил Руи Гонсалеса де Клавихо, послом к Тамерлану. Путь Клавихо лежал через Константинополь, Трапезунд, а затем вглубь материка по всему северному Ирану и Средней Азии, в Самарканд, где он был принят Тамерланом. И Клавихо, описывая город, рисует необычную картину особого образа жизни в давние времена. Он описывает перекресток культуры, искусства, торговли и идей, — место, где вы могли бы найти экзотические шелка, ремесленные товары и золото, и синее стекло и фарфор, место, где вы могли бы увидеть турков, арабов, мусульман, евреев, греков, армян, христиан, католиков, несториан, яфетидов. Мы считаем, что Организация Объединенных Наций была создана в Нью-Йорке 70 лет назад. Нет, это было в Самарканде сотни лет назад.

И сегодня, мы все соседи, у которых гораздо больше общего, чем того что могло бы или должно, нас отличать. Мы обязаны сотрудничать друг с другом, открыто и честно. И здесь, в Астане, вы ответили на этот призыв, организовав съезд лидеров мировых и традиционных религий, но очевидно, мы еще многое можем сделать.

Хорошей новостью является то, что, для всех этих вызовов, при всех различиях, которые мы видим между главными религиями в мире, и всеми великими философскими учениями, всех их объединяет всеобщая система ценностей — нравственная истина, основанная на человеческом достоинстве всех людей. Задумайтесь над этим. Например, Ганди называл все мировые религии красивыми цветами из одного сада. Все религии подчеркивают в той или иной форме Золотое правило и исключительную важность благотворительности, милосердия и надежды ради совершенствования человека.

В Библии говорится, что, когда Иисуса спросили: «Учитель, какая заповедь в законе самая важная?», Он ответил: «Вы должны любить Господа Бога вашего, всем сердцем вашим, и всем разумением вашим, и всею душою вашей. Это первая и самая важная заповедь. А вторая люби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях основываются весь закон и пророки.” Другими словами, все сводится как раз к этим двум основным концепциям.

В Талмуде говорится, что во времена Римской империи, неверующий подошел к знаменитому раввину Гиллелю, и бросил ему вызов, чтобы тот объяснил ему смысл Торы, стоя на одной ноге. Стоя на одной ноге, Гилель ответил: «Что омерзительно тебе самому, не причиняй другому. Это вся Тора. Остальное комментарии.» Какое сходство.

Пророк Мухаммед сказал: «Никто из вас по-настоящему не верит, пока он не желает для своего брата того, что он желает для себя.»

Это тот пример, который мы должны показать другим во всем мире. То, что называется Золотым правилом, является достаточно простым в теории, но применение его в жизни – это одна из самых сложных задач. Выдающаяся история Центральной Азии может служить источником вдохновения для всех — если организовать свои усилия и свою жизнь вокруг этих принципов прямо сейчас, то возможны глубокие преобразования. А как преобразовывать, кто выиграет, то, кем вы становитесь, какие перспективы, вы гарантируете на практике — определят то, как история этой эпохи, в конечном счете, будет написана.

Каждый из вас имеет невероятную возможность изменить жизнь к лучшему, и определить будущее ваших стран. И я абсолютно уверен, что работая вместе, мы достойно ответим на этот вызов. И я вас сегодня заверяю, что в этой работе, вы можете полагаться на крепкую дружбу и поддержку Соединенных Штатов.

Спасибо еще раз за ваше гостеприимство, теплый прием. (На казахском языке.) Спасибо. (Аплодисменты.)

ВЕДУЩИЙ: Г-н Госсекретарь Керри, большое спасибо за вашу вдохновляющую речь. В определенный момент вы меня напугали, но концовка, по-моему, была оптимистичной, так что большое спасибо. (Смех в зале.) Госсекретарь Керри любезно согласился ответить на пару вопросов. И для разминки, я предложил одному из наших студентов быть первым.

Да.

ВОПРОС: Большое спасибо за предоставленную возможность. Меня зовут Диас Аргонвигов (неразборчиво), медицинский факультет. У меня довольно формальный вопрос. Центральная Азия известна в мире как наименее интегрированный регион. И одним из основных направлений политики США в Центральной Азии уже давно является содействие региональным связям. А некоторые эксперты утверждают, что для успешного проведения этой политики необходимы дополнительные финансовые обязательства со стороны Соединенных Штатов. Так что мой вопрос: Есть ли планы по увеличению поддержки со строны США в плане экономического развития Центральной Азии и ее интеграции в более широкую региональную инфраструктуру торговли? Большое спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Да, спасибо. Большое спасибо. Спасибо за вопрос, и успехов в учебе на медицинском факультете. У меня дочь работает врачом и прошла через это, и я знаю, что это тяжело. Трудно — но оно того стоит, будет стоит, когда закончишь.

ВОПРОС: Наш факультет действительно сотрудничает с медицинским факультетом Университета Питтсбурга — там довольно тяжело.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Это отличный, отличный ВУЗ. (Смех в зале.)

Итак, позвольте мне просто оспорить одну часть вашего вопроса, и я отвечу на вторую часть. Да, мы хотим делать еще больше. Я говорил с Премьер-министром и с Президентом об этом. Я не могу прийти сюда и давать ложные обещания и говорить вам, на сколько больше или что мы собираемся и можем сделать. Но я знаю, что премьер-министр Японии Абэ был здесь, и он заявил об определенной сумме, которую он хочет выделить и инвестировать в будущем. Южная Корея также заявляла об этом. Китай хочет предоставить и предоставит дополнительные средства.

Мне кажется, что здесь возникает возможность для нас стать партнерами. Мы провели переговоры с Китаем, когда Президент Си был в Вашингтоне. Разговор я начал год назад — или даже два года назад, когда я принимал Госсоветника Китая Ян Цзечи в Бостоне. За ужином у меня дома мы говорили об этом, и мы начали изучать вопрос, как Китай и Соединенные Штаты могут сотрудничать теснее по формированию политики в области инфраструктуры и других отраслях. Так что я думаю, что мы будем более активно помогать. Теперь у нас есть активно работающая корпорация «Вызовы тысячелетия» и Экспортно-импортный банк, у нас есть OPIC – Корпорация Частных Зарубежних Инвестиций. У нас много вариантов взаимодействия и работы с другими организациями. Например, с бывшим местом работы вашего президента — Всемирным банком, и так далее. Так что многое мы можем сделать.

Но позвольте мне немного рассказать о том, что мы должны делать. Потому что, когда я был на обеде с Президентом Назарбаевым сегодня, — и я не думаю, что передаю секретную информацию — он говорил мне о том, как он работал в переходный период. Конечно oн был очень хорошо знаком со спецификой, он работал еще под эгидой Советского Союза и при советской системе пятилетних планов и т.п., и эта система доводила его до отчаяния в ней некоторой степени. Он объяснял, как все дороги и все планирование и вообще все шло в одну сторону, в сторону Москвы. И сейчас есть такой разрыв, и все страны с момента обретения независимости 24 года назад изо всех сил пытались восполнить то, что фактически у них отсутствовало – создать собственную экономику. Они не имели собственных экономических ресурсов. Это сфера, которую мы также должны отстраивать.

Это не только деньги; это разрушение границ, разделяющих вас, содействие перемещению товаров. То, что вы делаете, — строите железную дорогу, является важным элементом этого процесса. Очевидно, что потребуется больше усилий, для создания связей, так как они вызовут собственный уровень инвестиций, откроют более широкоий рынок, привлекут инвестирование. И таким образом это поможет любой стране ответить на вопрос, куда они собираются вложить деньги сейчас? Что они собираются делать?

Теперь, очевидно, есть потребность в строительстве обширной инфраструктуры. А инфраструктура может быть построена, друзья мои, не только на государственные деньги. Если правительство… И я говорил с президентом об этом. Мне жаль, что у нас нет собственного инфраструктурного банка в Соединенных Штатах. Он должен быть. Наша собственная инфраструктура, должна быть модернизирована, и мы могли бы занять много людей, работая над ней. Хотя сейчас нам везет, у нас уровень безработицы менее 5 процентов. Но мы много можем сделать. А вы можете привлечь суверенные фонды разных стран, которые ищут стабильную отдачу от инвестиций. И крупные проекты, будь то транспортные проекты или водохозяйственные проекты или энергетические проекты, создают целый поток доходов, потому что вы создаете продукт, который вы продаете своим гражданам. Таким образом, вы, создаете стабильный поток доходов, а энергетика станет источником постоянного потока доходов.

Мы собираемся идти от нынешней отправной точки в 7 миллиардов человек, до 9 млрд человек в ближайшие три, четыре года. Вот почему я говорю вам самый большой энергетический рынок, который мир еще не видел. И если вы начнете ориентироваться на правильный выбор, то вы станете мировым лидером, вы создадите рабочие места; создание этой новой инфраструктуры становится устойчивым. Именно таким образом люди должны мыслить в наше время.

Так что, да, мы надеемся сделать больше и быть катализатором в этом процессе. Но мы также должны видеть, что вы делаете больше для содействия перемещения людей, товаров, капитала, и устранения барьеров между вашими странами. Потому что часть проблем взаимосвязи между вашими странами заключается в том, что не все страны хотят двигаться в одном направлении, так что вы должны поработать, чтобы преодолеть это препятствие. Хорошо? (Аплодисменты.)

ВЕДУЩИЙ: Кто следующий? Я вижу руку там в середине. Да, дама в черном.

ВОПРОС: Большое спасибо. Меня зовут Инкара Кушина. Я студент-политолог с третьего курса, моя специальность – международные отношения. Так что меня интересуют международные организации, главным образом, Организация Объединенных Наций. А, как вы знаете, Казахстан представил свою кандидатуру в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН. Поддержат ли Соединенные Штаты нашу кандидатуру? (Смех в зале, аплодисменты).

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Ну, легкий ответ, чтобы «сорвать» аплодисменты был бы, «Я, конечно, с радостью сделаю это.» (Смех.) Но я не могу этого сделать, потому что наше голосование – это тайное голосование, и так всегда было и будет. Но мы работаем с определенными странами, и эти страны будут знать, что мы делаем. И мы поддерживаем сильные кандидатуры, а кандидатура Казахстана является сильной кандидатурой. И, безусловно, мы должны подождать и посмотреть, как и в каком направлении будет развиваться ситуация. Но мы сильно поощряем то, что делает Казахстан. Он стал очень важным глобальным партнером в сфере миротворчества. Он стал важным партнером с его собственной программой KazAID. Он помогает другим странам в самых разных аспектах: помог нам в борьбе с лихорадкой эбола. Мы благодарны за это.

Так что это, как раз то, что делает его сильным кандидатом. И мы должны знать на каком этапе находимся, когда придет время. (Аплодисменты.)

ВЕДУЩИЙ: Я вижу, кому-то очень не терпится там. Да. (Неразборчиво) возьмите микрофон.

ВОПРОС: Здравствуйте. Меня зовут Олжас

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Чуть дальше от микрофона.

ВОПРОС: Прежде всего, я хочу поблагодарить вас, г-н КЕРРИ, за то что Вы посетили нас и прочитали нам очень полезную лекцию в стенах Назарбаев Университета. Мой вопрос: Какой личный совет вы можете дать 19-летнему студенту? Чего ожидать от студенческой жизни и, как добиться успеха? (Смех в зале, аплодисменты).

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Ну, мой лучший совет вам: не спать на занятиях. (Смех и аплодисменты.) Ну, на самом деле, главный совет – посещать занятия и во время занятий не спать. (Смех в зале.) Я думаю, что если вы хотите добиться успеха — и я знаю, вы все этого хотите, и вы все мотивированы, я это понимаю — мыслите шире и задавайте как можно больше вопросов. Раздвигайте установленные рамки. То, что преподаватель внушает вам какие-то идеи, еще не делает их абсолютно неприкосновенными. Проверьте их сами, будьте пытливы. Учитесь мыслить критически. Научитесь по-настоящему что-то осмысливать. Мне посчастливилось учиться в прекрасном университете, но я думаю, что я так и не научился мыслить, пока не закончил юридический факультет. И я не уверен, что умею это, сейчас. Надеюсь, что да. Но вы должны работать над этим.

Вот это и есть мой самый важный совет вам. А еще — не застрять в одной колее. Дама, которая задала предыдущий вопрос, ее специальность — политология. Моей специальностью тоже была политология. Но если б я вернулся в ВУЗ сегодня я, наверное, совместил бы изучение и сравнительный анализ литературы и религий в гораздо более широких аспектах, чем в тех, что я тогда изучал. Это уроки жизни. Но сейчас я бы вам сказал, расправьте крылья. Я знаю, что бывает иногда, готовишься к поступлению на медицинский факультет, и нет другого выбора. Нужно делать все, что требуется, чтобы поступить на медицинский факультет. Но, тем не менее, необходимо разнообразие жизненного опыта, насколько это возможно, чтобы сознание оставалось открытым, а также, чтобы получать удовольствие. В этом тоже много хорошего. (Аплодисменты.)

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Госсекретарю Керри любезно ответившему на вопросы. Давайте поаплодируем Госсекретарю Керри еще раз. (Аплодисменты.)

ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Спасибо большое. Спасибо, что пришли. Спасибо.