Сводки погоды: голоса из Синьцзяна. Нерассказанные истории китайского ГУЛАГа

Типичный мусульманин

Жумугали сидит между двумя своими сыновьями. Время от времени он протягивает руку, чтобы коснуться младшего. Тот, что постарше, задумчив. На футболке Жумугали – фраза на английском языке: “Бегите со всех ног”.

Моя жена – домохозяйка. Она никогда не работала вне дома. Я думаю, что единственная причина, по которой ее удерживают – это добраться до меня. Когда я жил в Китае, я практиковал ислам. Я был набожным мусульманином. Вы знаете, в мире есть много типов мусульман. Я был типичным казахским мусульманином. Я иду по пути, установленному Духовным управлением мусульман Казахстана. Я не против китайского правительства. Я не призываю к его свержению. Я знаю, что есть мусульмане, которые призывают к этому, но я не один из них. Я не могу понять, чего власти хотят от меня. Но я слышал, что у них есть список тех, кто исповедует ислам. И я не просто практиковал ислам, я работал в местной мечети: я помогал в ее строительстве. Я был помощником имама.

В мае 2017 года моя жена взяла нашего годовалого ребенка в Китай навестить родственников. Она провела там неделю. Затем в аэропорту Урумчи ее не пустили на борт самолета. Власти забрали ее паспорт. Потом ее посадили под домашний арест. Теперь, поскольку у нее нет паспорта, она не может уехать, никуда не может уехать. Прошло уже почти два года. Власти сказали моей жене, что я должен вернуться в Китай с моими сыновьями. В первый раз они сказали ей об этом пару месяцев назад. Она не может сказать это открыто, но я чувствовал, что она не хочет, чтобы я приезжал, что она боится. Я слышал это в ее голосе по телефону. Но всё, что она сказала, это то, что именно по этой причине власти не отпускают ее.

Здесь двое моих сыновей и мой старший брат Озаблед, который является умственно отсталым. Мы всегда заботились о нем. Итак, у меня двое детей и брат, о котором нужно заботиться, и вот уже два года у меня нет официальной работы. Я работал в качестве водителя такси. Конечно, мой младший сын здесь почти не помнит свою мать. Ему не было и шести лет, когда она уехала. И посмотрите на другого – он похудел!

—Жумугали Жалел, 27 лет (Гульнар Мурат, жена)

Интервью взято в мае 2019 года